Происхождение и деяния Гермеса

Происхождение и деяния Гермеса

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Когда в пещере Киллены родился Гермес, его мать Майя запеленала его и оставила лежать в колыбели. Однако он рос невероятно быстро, и не успела она отвернуться от него, как он вскочил и отправился на поиски приключений. Прибыв в Пиерию, где паслось прекрасное стадо коров Аполлона, он решил украсть их. Однако испугавшись, что по следам коров их легко можно найти, он ободрал кору упавшего дуба, привязал ее сплетенной травой к копытам коров и поздно вечером погнал их по дороге. Аполлон обнаружил пропажу, но хитрый Гермес обманул его. В поисках коров Аполлон дошел на западе до Пилоса и на востоке до Онхеста, но безрезультатно. В конце концов он был вынужден объявить о награде тому, кто задержит вора. Жадные до награды Силен и сатиры разбрелись в разные стороны и провели много времени в бесплодных поисках. Наконец, блуждая по дорогам Аркадии, они услышали приглушенные звуки музыки, никогда не слышанной ими ранее. Нимфа сообщила им из пещеры Киллены, что недавно здесь родился на редкость способный ребенок, к которому она взята в няни. Недавно он смастерил необыкновенную музыкальную игрушку, использовав панцирь черепахи и натянув на него струны из коровьих кишок, да так хорошо стал играть на ней, что даже усыпил свою мать.
«А кто дал ему коровьи кишки?» — насторожившись, спросили сатиры, заметив две коровьи шкуры, растянутые у входа в пещеру. «Неужели вы хотите обвинить бедного ребенка в краже?» — вопросом на вопрос ответила нимфа, и началась перебранка.
В этот момент появился Аполлон и распознал вора по подозрительному поведению вещей длиннокрылой птицы. Войдя в пещеру, он разбудил Майю и сердито заявил ей, что Гермес должен вернуть украденных коров. Майя указала на лежащего в пеленках и мирно спящего ребенка и воскликнула: «Какое нелепое обвинение!» Но Аполлон уже признал висящие шкуры. Зевс и мысли не допускал, что его только что родившийся сын оказался вором; он даже пытался намекнуть Гермесу, чтобы тот не признавал своей вины. Но Аполлон не унимался, и испугавшийся Гермес в конце концов рассказал все, как было.
— Ладно, пойдем со мной, — сказал он Аполлону, — и я верну тебе стадо. Я зарезал только двух коров, разделив их на двенадцать равных частей для жертвоприношения двенадцати богам.
— Двенадцати богам? — переспросил Аполлон. — Кто же, интересно, двенадцатый?
— Ваш покорный слуга, господин, — скромно ответил Гермес. — Хотя я был очень голоден, но съел всего лишь двенадцатую часть, а остальные должным образом сжег.
Так впервые мясо было принесено в жертву богам.
Оба бога вернулись в пещеру Киллены, где Гермес, поздоровавшись с матерью, извлек из-под овечьей шкуры какой-то предмет.
— Что это у тебя? — спросил Аполлон.
Вместо ответа Гермес показал сделанную им недавно лиру и, пользуясь им же изобретенным плектром, сыграл на ней столь чарующую мелодию, восхваляя в песне благородство, ум и щедрость Аполлона, что тот сразу же его простил. Играя всю дорогу, Гермес проводил восхищенного и довольного Аполлона до Пилоса, где и вручил ему оставшихся коров, спрятанных в пещере.
— Давай меняться! — воскликнул Аполлон. — Ты берешь коров, а я — лиру.
— Согласен, — ответил Гермес, и они ударили по рукам.
Пока голодные коровы паслись, Гермес срезал камышинку, сделал из нее пастушью свирель и заиграл новую мелодию. Аполлону она опять так понравилась, что он воскликнул: «Меняю! За твою свирель я отдам тебе свой золотой жезл, с которым пасу мое стадо, а в будущем ты станешь богом всех скотоводов и пастухов».
— Твой жезл не стоит моей свирели, — ответил Гермес, — но я согласен меняться, если ты обучишь меня гаданию, поскольку, сдается мне, это очень полезное искусство.
— Ничем не могу тебе помочь, — сказал Аполлон, — но если ты обратишься к моим старым няням фриям, которые живут на Парнасе, они обучат тебя гаданию на камешках.
И они опять ударили по рукам. Аполлон, вновь отнеся дитя на Олимп, рассказал Зевсу обо всем, что произошло. Зевс предупредил Гермеса, что отныне тот должен уважать право собственности и воздерживаться от откровенной лжи. Однако вся эта история его очень позабавила: «Да, ты весьма изобретателен, говоришь красноречиво и убедительно, крошка бог», — сказал он.
— Тогда сделай меня своим глашатаем, отец, — ответил Гермес, — и я буду отвечать за сохранность всей собственности богов и никогда не солгу, хотя и не обещаю всегда говорить всю правду.
— Этого от тебя никто и не требует, — сказал с улыбкой Зевс. — Но в твои обязанности будет входить заключение договоров, развитие торговли, соблюдение права свободного прохода для путешественников по всем дорогам мира.
Гермес принял эти условия, и Зевс вручил ему жезл-кадуцей с белыми лентами, который каждый обязан был уважать, а также дал сыну широкополую шляпу от дождя и крылатые золотые сандалии, которые могли переносить его со скоростью ветра. Тут же он был принят в семью олимпийских богов, которых научил искусству получения огня с помощью быстрого вращения специальной палочки.
После этого фрии показали Гермесу, как предсказывать будущее по полету камня, брошенного над гладью воды, а потом он сам изобрел игру в кости и способ гадания по ним. Своим глашатаем сделал его и Гадес: теперь Гермес должен был ласковой и успокоительной речью провожать души умерших в Аид, возлагая свой золотой жезл на их очи.
Затем Гермес помог трем богиням судьбы в составлении алфавита, изобрел астрономию, музыку, искусство кулачного боя и гимнастики, меры и веса, которые, однако, некоторыми приписываются Паламеду, а также научил, как выращивать оливковые деревья.
Некоторые утверждают, что у изобретенной Гермесом лиры было семь струн, другие говорят, что струн было только три или четыре — по числу времен года и что Аполлон довел количество струн до семи.
У Гермеса было множество сыновей, включая глашатая аргонавтов Эхиона, разбойника Автолика и изобретателя буколической поэзии Дафниса. Дафнис был прекрасным сицилийским юношей, которого его мать-нимфа родила в лавровой роще на Герейских горах. Вот почему он носит такое имя, данное его приемными родителями-пастухами. Пан научил его игре на свирели, он пользовался расположением Аполлона и частенько охотился с Артемидой, которой нравилась его музыка. Он любовно ухаживал за своими многочисленными стадами, в которых были животные той же породы, что и у Гелиоса. Любившая Дафниса нимфа по имени Номия заставила его поклясться в том, что он никогда не будет ей изменять, в противном случае она ослепит его. Однако ее соперница Химера ухитрилась соблазнить Дафниса, когда тот был пьян, и Номия, в исполнение своей угрозы, выколола ему глаза. Какое-то время Дафнис утешал себя слаганием грустных стихов о потерянном зрении, но прожил он недолго. Гермес обратил его в камень, который до сих пор показывают в городе Кефаленитане, и сделал так, что в Сиракузах забил источник, названный Дафнис, у которого ежегодно устраиваются жертвоприношения богам.

Продолжение сказки о рыбаке

Продолжение сказки о рыбаке

Тысяча и одна ночь

Знай же, о ифрит, что если бы царь Юнан оставил в живых врача Дубана, Аллах, наверное, пощадил бы его; но он не захотел и искал его смерти, и Аллах убил его.
Если бы ты, о ифрит, пощадил меня, Аллах, наверное, пощадил бы тебя…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.
Когда же настала шестая ночь, её сестра Дуньязада сказала: «Докончи твой рассказ».
И Шахразада ответила: «Если позволит мне царь».
«Говори», — сказал царь.
И она сказала:
«Дошло до меня, о счастливый царь, что рыбак сказал ифриту: «Если бы ты пощадил меня, я бы пощадил тебя, но ты не хотел ничего, кроме моей смерти, и вот я тебя убью, заключив в этот кувшин, и брошу в море». И тут ифрит закричал и воскликнул: «Заклинаю тебя Аллахом, о рыбак, не делай этого! Пощади меня и не взыщи с меня За мой поступок. Если я был злодеем, то будь ты благодетелем; ведь говорится в ходячих изречениях: «О благодетельствующий злому, достаточно со злодея и деяния его». Не делай так, как сделала Умама с Атикой». — «А что сделала Умама с Атикой?» — спросил рыбак. Читать далее

Проделки фейри

Проделки фейри

Шотландские легенды

Власть фейри не ограничивается только некрещеными детьми. Принято считать, что она распространяется и на вполне взрослых людей, в недобрый час посвященных дьяволу проклятием родителей или хозяев, а также на тех, кого находят спящими под скалой или на холме, в котором живут фейри. К таким относят еще и тех, кто неосторожно присоединяется к их оргиям. В XVII веке существовало предание о предке благородного рода Даффусов, который, гуляя по полям поблизости от своего дома, внезапно был унесен и на следующий день найден в Париже в подвалах замка французского короля с серебряной чашей в руке. Он предстал перед королем. На вопрос, кто он и как попал в подвал, мужчина назвал свое имя, страну и точное место жительства. Также он объяснил, что в такой-то день (выяснилось, что этот день был накануне обнаружения в подвале странного гостя) он гулял по полю у своего дома и неожиданно услышал клич: «Лошадь и шляпа!» («Horse and Hattock!») – его обычно издают фейри, когда покидают какое-то место. Он тоже крикнул: «Лошадь и шляпа!» – и в тот же миг был подхвачен фейри и перенесен ими в подвал королевского дворца, где он как следует выпил и крепко уснул. Когда он проснулся, оказалось, что остальные представители волшебного народа исчезли, оставив его в той позе, в какой он был найден. Говорят, что король отдал ему чашку, которая была в его руке, и отпустил. Рассказчик утверждает, что чашка хранится до сих пор и называется «чашкой фейри». Он также добавляет, что мистер Стюарт, воспитатель тогдашнего лорда Даффуса, поведал ему следующее. Когда мальчик находился в школе в Форресе, он с друзьями часто играл на церковном дворе – перед входом в церковь. Однажды в тихий и ясный день они услышали свист ветра и увидели, как на дороге поднимается и закручивается столб пыли. Столб начал двигаться прямо к ним. Мальчики принялись креститься и читать молитвы, а самый смелый не растерялся и крикнул: «Лошадь и шляпа моему волчку!» И все увидели, как волчок поднялся в воздух и исчез. Они не успели заметить, в какую сторону он полетел. Волчок долго и упорно искали и в конце концов нашли на этом же дворе, но по другую сторону от церкви.

Кип, заколдованный кот

Кип, заколдованный кот

Шведская народная сказка

Жила-была однажды королева, у которой была кошка. Также у нее был муж — король, прекрасное королевство, драгоценности и множество верных слуг. Но больше всего на свете королева любила свою кошку.
Она была очень красива: с пышной серебристой шерстью и ярко — голубыми глазами. Она тоже очень любила королеву. Они всегда были вместе, и кошке было позволено есть за королевским столом.
Однажды у кошки появился котенок, и его назвали Кип.
— Ты счастливее меня, — сказала кошке королева. — У меня нет детей, а у тебя такой чудесный малыш, а ты покидаешь меня, оставляя его на мое попечение.
— Не плачьте, Ваше Высочество, — сказала кошка, которая была настолько же разумна, насколько красива. — Слезами горю не поможешь. Я обещаю вам, что скоро и вы родите малыша.
В ту же ночь кошка ушла в лес, чтобы найти своих сородичей, а через некоторое время королева родила прелестную дочь, которую назвали Ингрид.
Маленькая принцесса и котенок очень подружились. Они целыми днями вместе играли спали в одной кроватке. Но однажды котенок ночью отправился ловить мышей и исчез. Больше его никто не видел.
Прошли годы. Однажды принцесса Ингрид играла в саду с мячом. Она подбрасывала мяч вверх, как можно выше, забавляясь и смеясь. И вот, подброшенный ею мяч упал в кустарник с розами. Она отправилась искать его и услышала голос: Читать далее

Дьякон — безбородый обманщик

Дьякон — безбородый обманщик

Грузинская народная новелла

Было то или не было – жил один дьякон – безбородый обманщик. Все хорошо знали, какой он плут и обманщик, потому не стало ему житья в его деревне, и решил он перебраться куда-нибудь в другое место – искать себе счастья.
Много ли он ходил или мало – приходит в одну деревню. Узнал он, что здесь живет поп, который уже до нитки обобрал весь приход. Есть у этого попа дочь. Пронюхал наш безбородый обманщик и о том, что у попа недавно дьякон отправился в края, откуда не возвращаются, и тотчас остановился у его порога. Вошел в дом к попу и начал врать:
– Узнал я, батюшка, отец святой, что у вас место дьякона освободилось, потому и приехал к вам издалека. Будемте знакомы. Дьякон я – по имени Этакое-Хуже Этакого, и нравом я хорош, и священное писание лучше меня никто не знает, да что говорить, такого дьякона днем с огнем вам не сыскать. Читать далее

Каменотес

Каменотес

Еврейская притча

Жил однажды каменотес, которому надоела изнурительная работа – вырубать из горы камни под палящими лучами солнца.
– Как утомительно тесать камень под таким жарким солнцем! Как бы я хотел оказаться на его месте, высоко в небе, и быть как светило, всемогущим, – сказал себе каменотес.
И случилось так, что его просьба была чудесным образом исполнена, и он стал солнцем.
Довольный, он начал посылать вниз свои лучи, но вскоре заметил, что они отражаются от облаков.
– Что за радость быть солнцем, если облако может остановить мои лучи? – воскликнул он.
И тогда превратился он в облако и летал по всему свету, проливался на землю дождем, но кончил тем, что был развеян ветром.
– О, значит, ветер может рассеивать облака. Это, должно быть, самая могучая природная стихия. Так я хочу быть ветром.
И он стал ветром. Он дул, налетал порывами и бушевал. Но однажды путь ему преградила высокая неприступная стена. Это была гора.
– Какой смысл быть ветром, если его может задержать какая-то гора?
И превратился он в гору. А спустя немного времени, он почувствовал, как по нему бьют наотмашь молотом – кто-то очень сильный пробивал себе путь сквозь гору.

Тётушки

Тётушки

Шведская народная сказка

В старину жили в Упланде король с королевой, и был у них один-единственный сын. А в соседнем королевстве принцесса подрастала, невеста упландского принца. Обручили отцы детей еще в детстве. Принц был молодец молодцом, принцесса — славная да пригожая. Только не лежала у нее душа к рукоделию и домовничанью, а больше к играм и веселью.
Упландская же королева, мать принца, была женщина строгая, домовитая и первая на все королевство рукодельница. Пряла она, ткала и шила с утра до вечера. Вот и хотелось ей, чтоб невестка такая же искусница, как и она сама, была.
— Надо узнать сперва, что эта принцесса умеет, прежде чем свадьбу играть,- сказала королева мужу.
— Да ведь принц с принцессой так любят друг друга! А верная любовь куда дороже пряжи и полотна. Помни про это, жена моя! — молвил король.
— Не вашего ума то дело, ваше величество! — запальчиво ответила королева.- Это вам не государственные дела решать!
И вот по настоянию королевы отвели красавицу принцессу в светелку, дали ей полпуда льняной кудели и наказали напрясть из нее пряжи. Читать далее

Рурухи-керепо — пожирающее людей чудовище

Рурухи-керепо — пожирающее людей чудовище

Сказка народа маори

Однажды пять девушек вышли из каинги (поселения) и пошли гулять в лес. Они были молодые и веселые, ничего удивительного, что им захотелось подшутить над старухой, которую они случайно встретили.
— Ой, смотрите, — закричала одна из девушек. — Рурухи! Старуха!
— Что вы, что вы! — заволновалась старуха. — Вы не должны меня так называть. Зовите меня куиа — бабушка.
Девушки с веселым смехом заплясали вокруг нее:
— Хорошо, куиа, хорошо!
— Хотя для вас я не куиа, зовите меня лучше матуа кеке — тетушка.
Одна из девушек состроила гримасу и сказала:
— Здравствуй, дорогая матуа кеке.
— Вот и прекрасно, — обрадовалась старуха. — Знаете, мои дорогие, давайте влезем на это дерево, вы увидете такое, что вам и не снилось.
Рурухи-керепо полезла первая, девушки не отставали от нее и скоро оказались высоко на дереве.
— Рассаживайтесь, племянницы. Какие вы приятные девушки! Такие приятные, что я с удовольствием вами закушу. Каждая из вас мне как раз на зубок, ох, прямо слюнки текут!
Старуха выбросила вперед руки, и девушки с испугом увидели, что они мускулистые и волосатые да еще с длинными когтями. Старуха тряхнула одну из веток, и перепуганная девушка, которая на ней сидела, полетела вниз. Рурухи подхватила ее, разинула рот, похожий на пасть чудища танифы, откусила несчастной голову и швырнула на землю, а тело проглотила целиком. Остальные девушки закричали от ужаса и попытались слезть с дерева, но Рурухи-керепо хватала их одну за другой, каждой отрывала голову и каждую проглатывала целиком.
Через некоторое время в каинге заметили отсутствие девушек, и отряд воинов отправился на поиски пропавших. Чтобы не попасть случайно в руки врагов, воины взяли с собой оружие. Им было нетрудно повторить путь девушек, потому что подруги шли все вместе и следы босых ног отчетливо виднелись на тропинке. Внезапно предводитель отряда остановился, на его лице застыл такой ужас, что остальные не решались даже взглянуть в ту сторону, куда смотрел он. Там на земле лежали головы пяти девушек.
Но ужас вскоре сменился гневом, и воины рассыпались по лесу в поисках злодея, совершившего это страшное убийство. Вскоре один из них увидел старуху. Обыкновенную старуху, как ему показалось. Воин хотел спросить, не встречала ли она мужчин из враждебного племени. Он пошел ей навстречу. Но как только воин к ней приблизился, старуха выбросила вперед узловатые руки и схватила его. Он не успел даже взяться за оружие, как старуха откусила ему голову и бросила ее на землю, а тело проглотила.
Несколько воинов видели, что случилось. Они бросились к старухе и окружили ее со всех сторон. Рурухи-керепо сбросила одежду, и воины поняли, что оружие, которым они обычно наносили удары, не причинит ей ни малейшего вреда, потому что кости проглоченных мужчин и женщин торчали из ее тела, как иглы.
Тогда воины пустили в ход копья, и Рурухи-керепо пришел конец.

Происхождение и деяния Посейдона

Происхождение и деяния Посейдона

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Когда Зевс, Посейдон и Гадес, свергнув своего отца Крона, бросили в шлеме жребий, кому быть владыкой неба, моря и мрачного подземного мира, оставив землю в общее пользование, то Зевсу досталось небо, Гадесу — подземный мир, а Посейдону — море. Угрюмый и сварливый Посейдон — столь же важное божество, как и Зевс, хотя и уступающее ему в силе, — сразу начал строительство своего подводного дворца недалеко от города Эги (Евбея). В своих огромных конюшнях он держал белых коней с медными копытами и золотыми гривами, а также золотую колесницу, с приближением которой мгновенно утихали штормы; колесницу, резвясь, сопровождали поднявшиеся со дна морские чудища.
Желая получить супругу, которой бы нравились морские глуби, он стал ухаживать за нереидой Фетидой, однако после того, как Фемида предсказала, что, если у Фетиды родится сын, то он своим величием превзойдет отца, отказался от своих намерений и позволил ей выйти замуж за смертного Пелея. Амфитрита, другая приглянувшаяся ему нереида, испугалась его ухаживаний и сбежала от него в Атласские горы. За ней отправились посланцы Посейдона, среди которых был дельфин, так искусно поведший дело, что беглянка не смогла ответить отказом и попросила его позаботиться о свадьбе. В благодарность Посейдон поместил изображение дельфина среди звезд в виде созвездия Дельфина.
Амфитрита родила Посейдону троих детей: Тритона, Роду и Бенфесикиму, но причин для ревности у нее было не меньше, чем у Геры, чей супруг, Зевс, известен своими любовными похождениями с богинями, нимфами и смертными женщинами. Особенно возмутила Амфитриту связь Посейдона со Скиллой, дочерью Форкия, которую она превратила в чудовище с шестью собачьими головами и двенадцатью ногами, подбросив в тот водоем, где она купалась, волшебные травы.
Посейдон жаждал овладеть земными царствами и однажды объявил о своей власти над Аттикой, ударив трезубцем по афинскому акрополю. В том месте, где трезубец коснулся земли, тут же забил родник, из которого потекла морская вода. Этот источник еще и сейчас можно видеть. Позднее, в царствование Кекропа, о своем владении Аттикой более спокойно объявила Афина — она посадила первую маслину около этого источника. Разгневанный Посейдон вызвал ее на поединок. Афина уже готова была принять вызов, но вставший между ними Зевс потребовал, чтобы спор был решен мирным путем. Спорящим ничего не оставалось делать, кроме как предстать перед судом верховных божеств, которые вызвали Кекропа для дачи показаний. Зевс не стал вмешиваться в этот спор, но все боги поддержали Посейдона, а все богини — Афину. Таким образом большинством в один голос Афина получила право на владение Аттикой как принесшая ей лучший дар.
Раздосадованный Посейдон послал огромные волны, чтобы затопить Фриасийскую равнину, где расположены Афины — город богини Афины. Богиня нашла убежище в аттических Афинах, которые также назвала своим именем. Однако, чтобы как-то унять гнев Посейдона, женщины в Афинах были лишены права голоса, а мужчинам отныне запрещалось носить имена своих матерей.
Посейдон также оспаривал власть Афины над городом Трезен. На сей раз Зевс повелел разделить город между спорщиками, однако это решение оказалось неприемлемым для обеих сторон. Затем Посейдон безуспешно пытался отнять остров Эгину у Зевса и Наксос у Диониса, а в споре с Гелиосом за Коринф получил только перешеек Истм, тогда как Гелиос оставил за собой местный акрополь. В еще большей ярости Посейдон попытался отнять Арголиду у Геры и вновь был готов драться, отказавшись предстать перед судом богов из-за предвзятого, по его мнению, к нему отношения. В связи с этим Зевс решил передать дело речным богам Инаху, Кефиссу и Астериону, которые вынесли решение в пользу Геры. Поскольку Посейдону было запрещено мстить, как прежде, наводнением, он сделал как раз противоположное: он так высушил потоки своих судей-рек, что те совсем пересыхали летом. Однако, уступив Амимоне, одной из данаид, опечаленной такой засухой, он сделал так, что Лерна — река в Арголиде — текла постоянно.
Посейдон хвалился тем, что создал коня, однако некоторые говорят, что при его рождении Рея отдала это животное на съедение Крону. Он также хвалился тем, что придумал уздечку, хотя до него уздечку придумала Афина, однако никто не оспаривает его первенство во введении скачек. Бесспорно также то, что кони были его священными животными возможно потому, что он пытался добиться взаимности от Деметры, когда та, безутешная, искала свою дочь Персефону. Говорят, что Деметра, уставшая и отчаявшаяся от бесплодных поисков, менее всего была расположена к любовным утехам с любым богом или титаном; она превратилась в кобылицу и стала пастись в табуне некоего Онка (сына Аполлона), царствовавшего в Аркадии. Однако ей не удалось обмануть Посейдона, который, превратившись в жеребца, покрыл ее. От этого возмутительного союза появилась нимфа Деспойна и дикий конь Арейон. Ярость Деметры была столь велика, что до сих пор существует местный культ «мстящей Деметры».

Сказка о коварном визире и продолжение повести о визире царя Юнана

Сказка о коварном визире и продолжение повести о визире царя Юнана

«Тысяча и одна ночь»

Знай, о царь, — сказал визирь, — что у одного царя был визирь, а у этого царя был сын, который любил охоту и ловлю, и визирь его отца находился с ним. И царь, отец юноши, приказал этому визирю быть с царевичем, куда бы тот ни отправился. Однажды юноша выехал на охоту, и визирь его отца выехал с ним, и они поехали вместе. И визирь увидал большого зверя и сказал царевичу: «Вот тебе зверь, гонись за ним». И царевич помчался за зверем и исчез с глаз, и зверь скрылся от него в пустыне. И царевич растерялся и не знал, куда идти и в какую сторону направиться, и вдруг видит: у обочины дороги сидит девушка и плачет.
«Кто ты?» — спросил её царевич; и девушка сказала: «Я дочь царя из царей Индии, и я была в пустыне, но на меня напала дремота, и я свалилась с коня, и теперь я отбилась от своих и потерялась». И, услышав слова девушки, царевич сжалился над нею и взял её на спину своего коня, посадив её сзади, и поехал. И когда они проезжали мимо каких-то развалин, девушка сказала: «О господин, я хочу сойти за надобностью», и царевич спустил её около развалин. И девушка вошла туда и замешкалась, и царевич, заждавшись её, вошёл за ней следом, не зная, кто она. И вдруг видит: это — гуль, и она говорит своим детям: «Дети, я привела вам сегодня жирного молодца!»
А дети отвечают: «О матушка, приведи его, чтобы мы наполнили им наши животы». Услышав их слова, царевич убедился, что погибнет, и испугался за себя, и у него задрожали поджилки. Он вернулся назад; и гуль вышла и увидела, что он как будто испуган и боится и дрожит, и сказала: «Чего ты боишься?» — «У меня есть враг, и я боюсь его», — отвечал царевич. «Ты говорил, что ты сын паря?» — спросила его гуль; и царевич ответил: «Да». Читать далее