Дерущиеся грачи и черная мышь

Английская легенда

Следующая история была прислана лорду Галифаксу в 1880 году его дядей Фрэнсисом Р. Греем, сыном лорда Грея, многие годы служившего священником в Морпете.
Мой бывший викарий Ф. Хоусон провел эту неделю с нами. В прошлом году он служил викарием в церкви Всех Святых на Маргарет-стрит, а теперь вместе с Чадвиком в церкви св. Михаила на Уэйкфилд. Вчера он рассказал нам две истории, за истинность которых ручался.
Некоторое время назад, еще когда не было телеграфного сообщения с Индией, одна леди весенним днем сидела в своем саду на острове Уайт, как вдруг увидела в небе двух дерущихся грачей, один из которых, окровавленный, упал к ее ногам, так что на белом платье остались капельки крови. Она поднялась в смятении и убежденно сказала, что вскоре услышит дурные вести о своем единственном сыне, который был в Индии. Она тотчас отправилась в комнату и написала на оконном ставне дату – день и час, когда это случилось. Шли дни, и бедная женщина в тревоге ждала почты из Индии. Когда наконец письмо пришло, то в нем сообщалось, что ее сын убит на дуэли. Сопоставили время, и оказалось, что ее сын погиб в тот самый день и час, когда мать увидела дерущихся грачей.
Вторая история, рассказанная священником, произошла у смертного одра человека, который вел очень дурную жизнь. Вместе с женой умирающего священник бодрствовал у кровати, и вдруг на покрывало забралась черная мышь. Они пытались спугнуть ее, но она сидела на месте, хотели поймать, но она всякий раз убегала от них. И несмотря на все их усилия, мышь продолжала сидеть на покрывале, пока человек не скончался. И тут она исчезла так же внезапно, как появилась.
У почившего остался сын, который унаследовал пороки отца. Когда через несколько лет после его кончины молодой человек тоже оказался при смерти, случилось так, что у его постели молился с матерью тот же священник. Вновь появилась черная мышь, которую не смогли прогнать, и оставалась до того момента, когда молодого человека не стало, а потом исчезла.
Думаю, Хоусон слышал эти истории от священника, присутствовавшего при обеих кончинах.

О семерых соперниках

Сказка амхара (Эфиопия)

Жил знатный человек. У него было четыре жены. Одна родила ему пятерых сыновей, другая — троих, третья — двоих, а четвертая — одного сына. Прошло время, человек состарился, и на глазах его появилась какая-то пелена, которая мешала ему видеть. Пришел лекарь, осмотрел era и сказал:
— Твои глаза может исцелить только змеиный жир. Если ты смажешь им глаза, пелена исчезнет.
Тогда старик собрал всех сыновей и сказал им:
— Я созвал вас из-за своей болезни. Лекарь говорит, что глаза мои может исцелить только змеиный жир. Поэтому ступайте на охоту, убейте змею и принесите мне ее жир.
Сыновья взяли щиты и копья, захватили с собой собак и отправились на охоту. Вдруг они увидели огромную змею. Извиваясь, она спустилась вниз и исчезла в своем логовище. Юноши замерли от страха. Между ними начался спор: никто не хотел входить в логовище змеи. В конце концов, угрожая копьями, они насильно втолкнули в логовище того юношу, который был единственным сыном у своей матери. Когда он, вооруженный щитом и копьем, оказался в логовище змеи, то увидел, как вслед за ним туда вбежал его верный пес. Змея бросилась на собаку, и в этот момент человек пронзил ее копьем. Тогда она кинулась на человека. Тут собака стала кусать ее. Так они вместе убили змею. Юноша распорол ей брюхо и извлек оттуда жир. Когда он вышел наружу, его братья отняли у него змеиный жир и, опередив его, пришли к отцу и сказали ему:
— Отец! Мы убили змею и принесли тебе ее жир.
Отец смазал жиром глаза, но это не помогло ему. В это время пришел тот сын, который был единственным у своей матери. Когда его братья отнимали у него жир, у него в руках все же осталось немного, и он принес его с собой. Подойдя к отцу, он рассказал ему о жестокости своих братьев и отдал принесенный змеиный жир. И как только отец помазал им свои глаза, зрение вернулось к нему. Тогда отец сказал юноше:
— Сын мой! Тебе не придется делиться со своими братьями деньгами или имуществом. Для тебя достаточно будет моего благословения. Я благословляю тебя! Ты настоящий сын! Отправляйся сейчас в одну сторону. По дороге ты встретишь семерых слуг. Узнай у каждого из них, что он умеет делать, и возьми их к себе на службу. Только смотри не говори им, что ты не возьмешь их к себе!
Отец благословил сына, и тот отправился в путь.
Прошло немного времени, и юноша повстречал на дороге семерых слуг.
— Куда вы держите путь? — спросил он.
— Мы хотим поступить в услужение к какому-нибудь господину. Возьми нас к себе в услужение! — попросили они его.
— А что вы умеете делать? — поинтересовался он.
И они по очереди рассказали ему, что могут делать.
Первый сказал:
— Я могу, унести столько, сколько унесет тысяча человек.
Второй сказал:
— Я умею за один присест съесть столько, сколько съест тысяча человек.
Третий сказал:
— Я знаю военные приемы, при помощи которых можно саблей заставить отступить тысячу воинов, наступающих спереди, и тысячу, наступающих сзади.
Четвертый сказал:
— Я умею давать советы в сложных и затруднительных случаях.
Пятый сказал:
— Я могу за один день пройти путь, на который требуется один год.
Шестой сказал:
— Я сумею узнать, что делается в стране, находящейся на расстоянии одного года ходьбы отсюда.
Седьмой сказал:
— Я берусь за одну минуту построить десять домов.
Юноша очень обрадовался тому, что нашел таких необыкновенных слуг, и спросил слугу, который мог узнать, что делается в отдаленных странах:
— Что сейчас происходит в далеких странах?
— В одной далекой стране есть могущественный негус, а у него дочь, которую он собирается выдать замуж. Негус решил не искать ей мужа в своей стране и ждет, когда к ней посватается жених из какого-нибудь другого государства.
Тогда юноша позвал слугу, который обладал способностью давать советы при сложных и затруднительных обстоятельствах, и спросил его:
— А ну-ка, посоветуй, как мне быть?
И слуга дал такой совет:
— Ты можешь жениться на дочери этого негуса. Для этого у тебя есть все основания. А потом ты завладеешь всем государством,
Юноша позвал слугу, за день проходящего путь, на который требуется год, и сказал ему:
— Иди к такому-то негусу и скажи ему, что такой-то великий негус просит у него руки его дочери! Сделай это и возвращайся!
И слуга за один день прошел расстояние, на которое требуется год ходьбы, и, представ перед негусом, сказал ему, что такой-то негус из такой-то страны просит руки его дочери.
И негус из далекой страны ответил, что согласен выдать за него замуж свою дочь. С этим ответом слуга вернулся к своему господину. И в назначенный день юноша, взяв с собой семерых слуг, отправился в эту далекую страну. В горах их застал дождь с градом, и тогда, опасаясь за жизнь своих людей, юноша обратился за помощью к слуге, который мог построить десять домов сразу. Тот построил дом и спас их от смерти. После того как дождь с градом прошел, они опять двинулись в путь и наконец достигли страны негуса. Люди негуса были очень удивлены, увидев, что с женихом прибыло всего лишь семь человек. Им подали угощение на тысячу человек и на тысячу человек накрыли стол. Тут поднялся один из них и за один присест съел все. Увидев это, все так и пооткрывали рты от удивления.
Потом им вынесли приданое невесты, которое могла унести тысяча человек. Тогда подошел тот, кто мог унести столько, сколько унесет тысяча человек, завернул все вещи и понес.
Видя, что это какие-то необыкновенные люди, негус отдал приказ армии задержать их и отнять у них дочь.
Получив приказ, войска двинулись в бой, но тут поднялся тот, который мог саблей заставить отступить тысячу человек, наступающих спереди, и тысячу, наступающих сзади, и тысячи солдат обратились в бегство под ударами его сабли. Так юноша и семеро его слуг победили войско негуса и захватили его государство.
Когда же началось распределение должностей, поднялся
спор. Каждый говорил, что должность наместника больше подходит ему. Наконец наместником был назначен слуга, который давал советы; военным министром — тот, кто владел военным искусством; слуга, который мог унести столько, сколько унесет тысяча человек, был назначен министром перевозок; тот, кто мог за одну минуту построить десять домов,— министром строительства; гонец—министром авиации; тот, кто знает, что происходит в далеких странах,— министром почты и телеграфа.
Тому же, кто мог много съесть, работы не нашлось.

Студент

Португальская сказка

Студент приехал на каникулы домой и решил похвастаться перед родителями своей ученостью. Час был поздний, мать с отцом никак не ждали его, а потому сварили на ужин всего два яйца. Студент уселся за стол и давай доказывать старикам, что два — то же самое, что три. Отец слушал сына, слушал, а когда тот умолк, взял яйца, одно жене протянул, другое себе оставил, да и сказал:
— Коли по-твоему что два, что три — все едино, тогда одно яйцо — матери, второе — мне, а ты, ученый сын наш, себе третье возьми.

О лолларде

Из «Фацетий» Генриха Бебеля

Недавно мы видели одного бегарда или лолларда с косматой бородой; когда некоторые говорили об его удивительной святости, поднялся один из наших и слегка умерил восторги по поводу всех этих братцев, сказав: «В чем вы видите его святость? Уж не в его ли длинной бороде? Нет, простодушные друзья! Если бы благочестие зависело от бороды, то благочестивей всех был бы козел!»

Гость в доме

Еврейская притча

На вопрос: “Куда идешь ты, учитель?” — Гиллель иногда отвечал:
— Иду подкрепить себя пищей и этим оказать радушный прием моему гостю.
— Какой же это у тебя ежедневно гость в доме?
— А бедная душа разве не тот же гость в нашем теле? Сегодня она здесь, а завтра, глядишь, и нет ее.

Даос Люй

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Господин Суя Цин-юань из Дзчжоу рассказывал: «Даос Люй — не знаю, откуда он родом, — был искусен в магии. Как-то он гостил в доме главы палаты земледелия Чжана из Тянъшаня, а там как раз собрались гости полюбоваться цветами. Среди них был один мирской ученый, человек недалекий, рассуждавший вульгарно и пошло; говорил он, что называется, не закрывая рта и всем невыносимо надоел. Особенно же надоел он одному молодому человеку, который и буркнул, не подумавши:
— Хватит языком-то молоть без конца!
Этот ученый чуть не с кулаками полез на него. Находившийся среди гостей старый начетчик начал было их мирить, но они его и слушать не стали; тогда и он разозлился.
Настроение у всех, разумеется, испортилось. Даос что-то шепнул мальчику-слуге, тот принес ему бумагу и кисть, даос нарисовал амулеты и тут же их сжег. Внезапно все трое ссорившихся поднялись со своих мест и начали кружиться по двору.
Затем тот пошляк-ученый быстро направился к юго-восточному углу двора, уселся там и стал без умолку рассуждать сам с собой. Когда прислушались, оказалось, что он ведет беседу с женой и наложницей о всяких своих домашних делах. Вдруг он начинал оглядываться по сторонам и словно мирить кого-то, или оживленно спорил сам с собой, или принимал виноватый вид: то согнет одно колено, а потом оба, то без конца бьет поклоны.
Поглядели на юношу, а он сидит в юго-западном углу на перилах, стреляет глазами во все стороны и что-то вкрадчиво говорит; то вдруг весело засмеется, то начнет рассыпаться в благодарностях, а то запоет тихонько арию из «Девушки, стирающей пряжу», а потом трубит, трубит без конца и руками ударяет в такт, принимая изящные позы.
Что же до старого начетчика, то он сидел в строгой позе на каменном мостике и читал наизусть главу из Мэн цзы, повествующую о делах циского Хуаня и цзиньского Вэня, рассекая фразы и слова, взглядами делая замечания, словно руководя занятиями четырех-пяти учеников: то покачает вдруг головой и скажет: «Неверно», то вдруг посмотрит сердито и крикнет: «Все еще не понял?» — и без конца клокочуще кашлял.
Все в удивлении стали смеяться, но даос взмахом руки прекратил смех.
Наступило время расходиться по домам. Даос снова сжег три амулета, и те трое тупо замерли в растерянных позах. Прошло немного времени, и они стали приходить в себя. Решив, что спьяну задремали в гостях, они стали рассыпаться в извинениях. Гости начали расходиться, потихоньку посмеиваясь.
— Это ничтожное искусство, — сказал даос, — о нем и говорить-то не стоит. Е Фа-си, когда он привел танского императора Мин-хуана в Лунный дворец, пользовался этими амулетами. В то время Е Фа-си по ошибке числили настоящим святым, а узколобые конфуцианцы считали все это вздором — ведь это свидетельствует об узости кругозора и обывателей и начетчиков. Потом на постоялом дворе Е Фа-си задержал с помощью талисмана отлетевшую душу любимой наложницы Мин-хуана. Когда она ожила, он поднялся на колесницу и исчез вместе с красавицей.
Уж не потому ли книга «Чжоуских установлений» запрещает говорить народу о чудесах?

Святой Георгий и Феопист

Византийская легенда

Послушайте, братья мои, о другом удивительном чуде, которое явил великомученик Георгий в Каппадокиих во времена наших отцов при благочестивейшем нашем императоре Феодосии, в предшествующее поколение.
Был в Каппадокии человек по имени Феопист. Жену его звали Евсевия, и она подлинно была благочестива. Она жила в браке с ним семь лет, но детей у них не было.
Однажды Феопист пошел в поле пахать. Когда он работал вместе с рабами, случилось ему отпустить волов своих попастись, а люди легли на землю и заснули. Животные пощипали травы, отошли куда-то и пропали с глаз. Феопист проснулся и говорит рабу своему: «Куда девались наши волы?». Раб говорит: «Жив наш бог, не знаю, ведь я тоже спал».
А Феопист поднялся и напрасно проискал их до самого вечера. Вернувшись в дом свой, он говорит жене: «Мы потеряли волов своих». Она говорит: «Как?». Он говорит: «Мы отпустили их пастись, а сами легли и заснули; когда проснулись, волов не было». Жена говорит: «Ты
плохо искал». Он сказал: «Право, жена, мы обыскали все кругом, но не могли их найти». Она подняла глаза к небу и говорит: «Возблагодарим святого и милосердного бога». Назавтра Феопист говорит своему рабу: «Возьми других наших волов и иди пахать. Но хорошенько смотри за ними, а я стану искать пропавших волов». Он пошел и, напрасно проискав волов своих целую седмицу, вернулся в дом свой. Пришедшие соседи стали смеяться, говоря ему: «Какой из тебя хозяин, когда ты потерял своих волов». Он же улыбался. Соседи говорят ему: Призывал ты каких-нибудь святых, чтобы они смилостивились и помогли тебе найти волов?». Он сказал: «Всех призывал, но ничего не нашел». Один юноша сосед говорит ему: «Помолись святому Георгию Каппадокийцу — он скор на помощь и за малый сосуд елея вызволил одного человека из Сирии. Так и ты, может быть, найдешь волов своих». Феопист говорит: «Жив мой бог, если найду своих волов, зарежу одного и позову Георгия. Но он, разумеется, не придет, потому что уже умер и не может угощаться».
Но человеколюбивый и милосердный бог хотел, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины, желал открыть чудеса святого своего и обратить зломысленных еретиков, не верящих в воскресение, а также показать явление Георгия. И вот в ту ночь во сне Феописту предстает святой и говорит ему: «Феопист». Тот сказал: «Вот я, господин». Святой говорит: «Ступай на дорогу и найдешь волов своих, но скорее исполни свое обещание, и позови меня, и я приду». Пробудившись, Феопист говорит жене своей: «Мне приснилось то-то и то-то». Она сказала: «Ступай и погляди, сбудется ли откровение святого». Он пошел и увидел волов своих пасущимися при дороге. В великой радости, возблагодарив святого, Феопист пригнал волов в дом свой. И жена говорит ему, чтобы его испытать: «Может, ты не искал на той дороге?». Он же сказал: «Право, я обошел все, но ничего не находил. Ведь дорога эта длинная — не один стадий хода». Жена говорит ему: «Возблагодарим бога и святого великомученика Георгия и скорее исполни свое обещание».
Феопист сказал: «Давай заколем козленка, чтобы почтить память святого», и они сделали так, думая, что святой этим удовольствуется. Когда настала ночь, святой является Феописту во сне и говорит ему: «Феопист». Тот сказал: «Что, господин мой?». Святой говорит: «Ты собирался пригласить меня на этого козленка? Уверен ли ты, что мне довольно козленка? Быстро исполни, что пообещал, и зарежь быка, и я приду. А не сделаешь, пожалеешь». Феопист проснулся и, опечалившись, говорит жене своей: «Я видел во сне то-то и то-то. Давай заколем овцу с ягненком, и святой примет этот дар». Они сделали так и свершили память святого. И снова той ночью святой является Феописту во сне и говорит: «Феопист». Тот сказал: «Вот я, господин». Святой говорит: «Ты имел намерение пригласить меня на овцу и ягненка? Не знаешь разве, что я комит и у меня большая свита? Не сам ли ты сказал: „Зарежу вола и позову святого». Недавно из сострадания к тебе я требовал одного вола, но ты вывел меня из терпения. Если теперь не зарежешь четырех волов, всех своих овец и свиней, я не приду к тебе пировать, но попрошу господа дать мне сжечь тебя и дом твой».
Феопист проснулся и в великом страхе закричал громким голосом: «Увы, что мне делать? Кто предстает мне во сне? Не пустой ли призрак это меня морочит, чтобы я разом лишился своего добра и вместе с женой впал в нищету? Святой не говорит так: „Зарежь весь свой скот, а я приду к тебе пировать». И разве умерший может пировать? Нет, не сделаю так, чтобы лишиться всего своего достояния. Право, лучше б мне было вовсе не найти волов». А жена его Евсевия увещевает мужа разумными словами, говоря: «Да простит тебе бог, что святого ты принял за призрак. Ты боишься, что святой придет, а, быть может, он собирается сделать нас богатыми, как сделал многих других». Феопист повеселел сердцем. И снова его жена Евсевия говорит: «Господин мой, может статься, мы лишимся своего скота, настанет лихая година, и наши двадцать овец и десять свиней пропадут, может, они уже пропали, так как святой попустит это». Феопист лишился покоя и с горя перестал пить и есть. А святой в ту ночь предстал ему на белом коне и с честным крестом, говоря: «Человече, ты одержим демонами, если считаешь меня призраком». Указуя Феописту на честной крест, он говорил ему: «Клянусь силой Христовой, если ты не выполнишь мое желание, я нашлю огнь небесный и сожгу тебя и дом твой». Святой увещевал Феописта, и грозил ему страшными карами, и говорил: «Пригласи многих богатых и бедных, чтобы прислуживали за столом». Феопист проснулся и в сильном страхе закричал: «Я сделаю, что ты велишь, господин мой, и не только зарежу свою скотину, но отдам тебе и себя, и все мое достояние».
Он приказал надежнейшим рабам своим, говоря им: «Зарежьте всю мою скотину. Я видел во сне то-то и то-то». Они же говорили про себя: «Не лишился ли он рассудка, что хочет расточить все свое достояние». Когда были зарезаны все овцы, свиньи и упряжные волы, слуги приготовили достаточно кушаний и вина для пира. А Феопист созвал нищих, множество односельчан и иереев, с вечера и до утра распевавших каноны святого. Служители большинства храмов святого Георгия тоже пришли на пир. Сотворив молитву, они сели, ожидая явления святого.
И в час этот раздался громкий топот и сильный шум. И тут же явилось более тридцати отроков на конях и говорят: «Наш комит едет».
Чуть они это сказали, как еще большее число всадников прискакало с криком: «Феопист, иди встречать комита, он едет». Феопист вышел и в великом страхе говорит: «Кто он, господа мои?». Они говорят ему: «Новый комит, родом он каппадокиец и едет к тебе в гости». И говорят ему еще: «Царь, ибо раб этот полезен ему, не только сделал его комитом, но вверил ему управление всем». А юноша в испуге говорит: «Может быть, у меня не хватит хлеба и вина, чтобы угостить их».
В это время перед ним появляется верхом на белом коне святой; двое прекрасных юношей ехали по одну и по другую сторону его, и множество людей следовало за «ним, кто верхами, кто пешком; некоторые деревенские жители всполошились, что приехал комит. Святой сказал: «Здравствуй ты, Феопист, и все друзья твои». Они, поклонившись ему, говорят: «Ты пришел в добрый час, святой комит божий».
А он спешился, чтобы угоститься у Феописта, и говорит ему: «Вот я, господин. Как я слышал, ты собирался пригласить святого Георгия, а вместо него пришел я, потому что зовусь Георгием каппадокийцем. Но не горюй — труды твои не пропадут даром».
Феопист немного ободрился и говорит ему: «Пусть войдут и угощаются все пришедшие с тобой». Святой говорит: «Нет, они пойдут пировать к другому воину», и велел всем, кроме двух отроков, кому надлежало прислуживать за столом, сесть на коней, запретив им даже задать коням сена и ячменя, а потом сказал: «Феопист». Тот говорит: «Вот я, господин». Снова святой говорит: «Пусть сядут за стол все твои друзья, ты и жена твоя, а эти двое отроков будут прислуживать».
Феопист говорит отрокам: «Вот в сосудах вино; когда они опустеют, откройте пифос». А отроки взяли небольшие кувшины и сколько ни наливали, вино в них только приумножалось, а сосуды те не оскудевали, и не пришлось им открыть пифос, и поданный на стол хлеб не убывал, и все там ублаготворились.
А святой говорит собравшимся: «Ешьте мясо, а кости оставьте для свидетельства святого; если кто из вас бросит хоть одну, я его жестоко покараю». Феопист шепотом говорит жене своей: «Не сказал ли я тебе, что они не только расточат добро мое, но еще жестоко покарают меня и моих друзей». Она говорит ему: «Молчи. Этот человек не сделал нам ничего дурного». И Феопист замолчал. Когда все ублаготворились, святой говорит им: «Воспойте песнь святому». Они пропели: «Взрощенный богом» и дальше, и стали славить святого, и, прочитав: «Пресвятая богородица, спаси нас», встали с колен.
Святой вскочил на коня и говорит: «Несите мне сюда кости со стола». Все говорили себе: «Может, он захмелел и не знает что творит». Феопист говорит: «Может, он хочет оказать мне милость». Все принесли кости и бросили их перед святым. Взглянув на небо, он говорит: «Господи Иисусе Христе, за кого я, раб твой, состязался, да снизойдет благословение твое на раба твоего Феописта, и на дом его, и, как ты размножил звезды небесные и прах земли, умножь милости свои рабу своему Феописту». И тотчас сделалось трясение земли, так что все упали с ног, и в час этот приумноженной втрое восстала вся скотина Феописта.
А святой сказал: «Храни вас бог», и исчез с глаз вместе со своим конем.
Толпа, увидев удивительное чудо, долго повторяла: «Господи, помилуй». А Феопист и его жена начали плакать и говорить: «Почему мы не припали к честным стопам его?». И стали взывать громким голосом: «Прости нам, владыка, безрассудное неведение наше». Некоторые же, найдя на земле, где святой ступал, отпечаток ног его, собрали эту землю. Ибо истинно говорю вам, что он исцеляет слепых, хромых, бесноватых, одержимых трясовицей и всяких недужных.
Чудо это стало повсюду известно, так что услышал о нем и благочестивейший император наш Феодосий. И восславили бога. Прославился во всей земле той и Феопист, так что даровано ему было семьдесят тысяч голов скота, а хлеба и вина столько, что не счесть. Он родил семерых сыновей и трех дочерей. После прихода к нему святого Феопист прожил двадцать два года и постригся, прославляя бога и святого. Георгия, великомученика Христова, слава и сила которому вместе с его безначальным отцом во веки веков. Аминь.

Каймачикам

Сказка чукчей

Жил богатый оленевод со своей бабушкой. Оленевод постоянно в своем стаде находился.
Вот однажды был он, как обычно, в стаде. Около него олень пасется. Отряхнулся олень. И выпал у него из уха маленький ребеночек. Схватил человек ребеночка. Отнес домой. Отдал бабушке и говорит:
— Вырасти этого ребеночка, который из оленьего уха выпал, как можно быстрее.
Стала его бабушка растить. Оленевод каждый день, как вернется из стада, бабушку спрашивает:
— Ну как, не вырос еще?
Скоро уж мальчик ползать стал. Очень быстро растет.
Как-то раз ушел этот богатый оленевод в стадо. Вдруг слышит — плачет мальчик, да так громко. Забеспокоился оленевод, сразу стадо в сторону дома погнал. Оказалось, ни дома нет, ни бабушки — все ребенок съел.
Кричит мальчик, ругает воспитателя. Убил оленевод оленя, из уха которого ребеночек выпал. Мальчик тут же этого оленя съел. И опять воспитателя ругает.
— Есть хочу! — кричит.
Стал оленевод убивать одного оленя за другим. Наконец все стадо перебил. Съел мальчик оленей и за оленеводом погнался:
Оказывается, этот ребенок кэле был, поэтому и не мог насытиться. А оленевод, видно, хорошо бегал: за четыре дня ребенок-кэле не мог его догнать.
Наконец прибежал оленевод к волкам. Говорит он им:
— Спрячьте меня, пожалуйста. Гонится за мной ребенок-кэле, хочет съесть.
Говорят ему волки:
— Вон туда иди.
Спрятали его в расщелину скалы и предупредили:
— Ничего не делай, не шевелись! Помни, если густая кровь пойдет, то останешься в живых, если жидкая, то умрешь!
Сидит мужчина в скале, ждет, слушает, как волки с ребенком-кэле бьются. Окружили его на склоне горы, чуть выше того места, где мужчина спрятался. Как убьет кэле волка, тут же проглотит. Очень много уже волков съел. И все же начали волки одолевать ею. Устал кэле. Со всех сторон хватают его волки. Сначала руку отъели, затем ногу. Провалился ребенок-кэле оставшейся ногой в снег, набросились волки на него и разорвали на части. Потекла из него густая кровь. Тут ему и смерть пришла.
Вылез мужчина из расщелины. Осмотрелся. Стая волков намного уменьшилась. Снега на месте боя совсем не осталось, и лежит на земле груда костей и мяса.
— Что же мне делать? — говорит мужчина. — Ребенок-кэле оставил меня без дома и без оленей!
Волки говорят ему:
— А ты просто так иди по земле!
Пошел этот человек и вдруг в очень большого волка обратился. Стал вместе с той стаей жить. Было ему хорошо. А через три года вожаком стаи стал. Потому что быстроногий был и сильный. Все.

Черепаха и ястреб

Бразильская сказка

Рассказывают, что когда-то, давным-давно, одна черепаха убила ястреба, после которого осталась жена с маленьким сыном. Сын часто ходил на охоту за ящерицами и всегда находил на земле птичьи перья. Как-то раз, придя домой, он спросил у матери:
— Чьи это перья я всегда вижу в лесу?
— Сыночек, это перья твоего отца, который умер.
Сын смолчал, но задумался.
Как-то раз, когда он был уже большой, он пошел на охоту и встретил маленьких черепашек. Сестренки сказали ему:
— Пойдем купаться, а?
Он отвечал:
— Пойдемте.
Рассказывают, что когда они купались, ястреб схватил было когтями одну черепашку, но она сказала:
— Вот за это моя бабушка убила твоего отца.
Ястреб сказал:
— Теперь я знаю, кто убил моего отца.
Когда он стал совсем взрослый, он сказал:
— Пойду испытаю мою силу.
Сначала, рассказывают, он испытал свою силу на побегах пальмы мирити. У нее очень крепкий ствол. Он вонзил когти в побег мирити, дергал, дергал, да так и не выдернул. И тогда он сказал себе:
— Сила моя еще малая.
Через некоторое время он снова пошел испытать свою силу. На этот раз он сразу выдернул побег мирити и сказал себе:
— Вот теперь у меня сила большая. Теперь я могу отомстить за своего покойного отца. Теперь я уж выслежу старую черепаху!
Рассказывают, что старая черепаха как-то вскоре после этого разложила сушить на циновке семена плодов парикá. Но погода сделалась ненастная, дождь с ветром, так что старуха сказала внучкам:
— Подите-ка, соберите парика, чтоб дождь не намочил да ветер не унес. И принесите циновку.
Маленькие черепашки пошли, но циновка была тяжелая, и они позвали:
— Бабушка, иди сюда, помоги нам.
Старая черепаха вышла из норы — помочь внучкам.
А ястреб был тут как тут и, увидев, что старуха вышла из норы, вскочил ей на спину и унес на ветку дерева пекиá.
Тогда старая черепаха сказала ястребу:
— Я знаю, что мне пришла пора помирать. Так что созывай твоих родичей, пусть смотрят, как я помираю.
И тогда слетелись к дереву пекиа все родичи ястреба. Все птицы, какие только были в лесу, собрались вместе, чтоб помочь ястребу прикончить старую черепаху. Птицы, которые убили ее, стали с этого дня крапчатыми. Другие, которые им помогали, стали красноперыми. У тех, что пощипали черепаший панцирь, клюв стал темный; у тех, что пощипали черепашью пёчень, перья стали зеленые.
Так кончилось семейство черепах-убийц; с этого дня черепахи уж никого не трогают; так кончилось это семейство.
И с этого дня, у всех птиц — разные перья.

Лягушки

Басня Эзопа

Две лягушки, когда пересохло их болото, пустились искать, где бы поселиться. Пришли они к колодцу, и одна из них предложила, недолго думая, туда и прыгнуть. Но другая сказала: «А если и здесь вода пересохнет, как нам оттуда выбраться?»
Басня учит нас не браться за дело, не подумав.