Волк, лиса и мул

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Волк, лиса и мул побратались и пошли вместе, а когда проголодались и не нашли никакой добычи, сказали: «Давайте съедим того, кто младше всех.» Так сказали волк и лиса, ибо хотели съесть мула. И спросили волка, какого года он. Волк сказал: «Я тот волк, которого Ной взял в свой ковчег.» И вышла вперед лиса и сказала: «О, да ты на десять поколений младше меня, я та лиса, которую Бог создал.» И мул сказал: «Год моего рождения записан у меня на копыте, прочтите и узнаете, сколько мне лет.» И ногу задрал. Лиса сказала волку: «Знаю я, ты в школу ходил, грамоте обучен, пойди, прочти, что написано.» И волк поверил и пошел читать. И мул сказал: «Подойди поближе, потому что написано мелко.» И он подошел ближе, и мул со страшной силой ударил волка в лоб и размозжил ему голову, и взвыл волк, и поплелся прочь. И лиса сказала волку: «Пойди сюда, есть тут еще одна строка, прочти и ее.» Волк сказал: «Откуда же мне грамоту знать, мы из рода в род — мясники и дети мясников».

Как хозяйка кашу варила

Латышская сказка

Сварила раз хозяйка на завтрак мучную кашу. Вылила кашу в деревянное ведерко, положив на дно изрядный ком масла. Прикрыла ведерко крышкой, взяла коромысло, на один конец ведерко с кашей подвесила, на другой — ведро с пахтой и пошла к пахарям. А пахали батрак с хозяином. Хозяйка сперва батраку поесть понесла: ведь масло-то она на дно положила — для хозяина. Пришла она на пашню и подала кашу батраку, пусть ест. Батрак ест, за обе щеки уплетает — каша-то жирная: масло растаяло и все наверх всплыло. Съел батрак кашу с маслом и отдал хозяйке ведерко, пусть остатки дальше несет.
Принесла хозяйка кашу мужу. Ел он сначала, слова не сказал, а потом как примется жену бранить:
— Почему каша ничем не заправлена?
— Поищи на дне, — отвечает хозяйка. Перемешал хозяин всю кашу, да разве найдешь что, коли нет ничего. Наконец догадалась хозяйка, что масло растаяло и наверх всплыло, а значит, все батраку досталось. Делать нечего, пришлось хозяину постной каши поесть. Вскоре после этого хозяйка опять кашу варила, но не из муки, ее под рукой не оказалось, а из крупы. Сварила она кашу, переложила в деревянное ведро и понесла пахарям. Но на этот раз хозяйка положила масло сверху — запомнила давешнюю промашку. И пошла-то она не к батраку сначала, а к хозяину. Принесла она кашу хозяину, поставила ведерко — пусть хозяин ест, а сама тем временем лошадь покормила. Поел хозяин и спрашивает:
— Что ж ты масла-то не принесла, а только ямку в каше для него сделала? Забыла, поди? И о чем ты только думаешь, коль не помнишь даже, что в кашу масло надо класть?
— Да я же большой ком масла положила! — огорчилась хозяйка. Что поделаешь, все масло растаяло и на дно стекло. Отнесла хозяйка, батраку жирную-прежирную кашу, а он ест ее, только за ушами трещит. С тех пор хозяйка кашу не варила: никак она запомнить не могла, куда масло класть — сверху ли, снизу ли.

Три друга

Курдская сказка

Три друга шли по дороге. Пришли в деревню, зашли к одному крестьянину в гости. Все три юноши — красивые, прямо загляденье, и разговаривают так вежливо, почтительно.
Поглядел на них хозяин дома и подумал про себя: «Дай-ка я их испытаю! Такие ли они хорошие на самом деле, как кажутся?»
В это время один из юношей вышел во двор. Хозяин дома спросил у оставшихся двоих:
— Что за человек ваш третий товарищ?
— Он — глупый осел, — ответили оба.
Через некоторое время тот, который выходил, вернулся.
Теперь во двор вышли оба других.
— Что за люди твои товарищи? — спросил хозяин дома у оставшегося.
— Тот, что в черной шапке, — настоящая собака!
— А второй?
— Скотина!
Когда вечером все трое сели ужинать, хозяин дома перед тем, кого назвали глупым ослом, поставил ячмень, перед тем, кого назвали скотиной, положил охапку сена, а перед третьим, которого назвали собакой, — кости и объедки. Все трое изумленно посмотрели сначала друг на друга, потом на хозяина дома.
— Чему удивляетесь? — спросил тот.—Вы ведь сами сказали мне, что один из вас — осел, второй — скотина, а третий— собака. Вот я и дал вам то, что полагается.

Рассказ о водяной птице и черепахе (ночь 148)

«Тысяча и одна ночь»

Рассказывают, о счастливый царь, что одна птица полетела и поднялась ввысь, а затем опустилась на скалу посреди воды, а вода была текучая. И птица стояла и вдруг увидела труп человека, который вода привлекла и прибила к той скале, а труп распух и поднялся на поверхность воды. И водяная птица приблизилась к нему и увидала, что это труп сына Адама, и нашла на нем следы ударов мечами и разящими копьями. И сказала себе водяная птица: «Думаю, что этот убитый был злым, и соединились против него люди, и убили его и избавились от него и от его зла».
И водяная птица недоумевала и дивилась, и когда она так стояла, вдруг ястребы и орлы окружили этот труп со всех сторон, и водяная птица, увидя это, опечалилась сильной печалью и воскликнула: «Нет мне терпенья пребывать здесь!» И она улетела, ища места, где бы приютиться до тех пор, пока этот труп не исчезнет и хищные птицы не уйдут от него.
И так она летала, пока не увидела поток, посреди которого росло дерево. И птица опустилась на него, огорчённая, грустная и печальная из-за разлуки с родными местами, и думала: «Печали непрестанно преследуют меня! Я успокоилась, когда увидала труп, и сильно обрадовалась и сказала: «Вот пропитание, которое послал мне Аллах!» Но стала радость моя огорчением, а веселье заботой и печалью. И взяли у меня труп хищные птицы, и растерзали его и преградили мне путь к нему. Так как же я могу надеяться избежать горестей в этой жизни и довериться ей? Ведь говорится в поговорке: «Здешняя жизнь — дом того, у кого нет дома». Обманут жизнью тот, кто лишён разума и доверяет ей богатство и детей своих, и семью свою, и друзей своих, и не перестаёт обманутый ею кичливо ходить по земле, пока не окажется он под нею и не посыплет его прахом самый дорогой для него и ближайший к нему человек. И нет для мужа ничего лучшего, чем стойкость в заботах и кознях жизни. Я покинула своё жилище и родные места, не желая расстаться с братьями, любимыми и друзьями».
И когда птица размышляла, вдруг подошла черепаха-самец и спустилась в воду и, приблизившись к водяной птице, приветствовала её и спросила: «О госпожа, что отстранило и удалило тебя от родного места?» — «То, что там поселились враги; нет терпенья разумному вынести соседство с врагом своим, — отвечала птица. — Как прекрасны слова одного из поэтов:

Тяжёлый сосед когда поселится к людям,
Несчастным тогда возможно одно — уехать
«.

«Если дело обстоит так, как ты описала, и положение таково, как ты сказала, — молвила черепаха, — то я всегда буду рядом с тобою и не покину тебя, и стану исполнять твои желания и во всем служить тебе. Ведь сказано: «Нет тоски сильнее, чем тоска чужеземца, оторванного от семьи и родины»; и ещё говорится: «С разлукою с праведными не сравнится никакое бедствие». И лучшее, чем может разумный утешить свою душу, — дружба на чужбине и стойкость в беде и горести. И я надеюсь, что ты восхвалишь мою дружбу с тобою, и я стану тебе слугой и помощником».
Услышав слова черепахи, водяная птица ответила ей:
«Ты права в том, что сказала, и, клянусь жизнью, я чувствовала после разлуки боль и заботу, когда была далеко от своих мест и рассталась с близкими и друзьями. Поистине, в разлуке назидание для тех, кто поучается, и она наводит на размышление тех, кто размышляет, и если не найдёт молодец друзей, которые его утешат, покинет добро его навсегда и укрепится зло навеки. И не останется для разумного ничего другого, как утешаться с друзьями от забот во всех случаях и постоянно хранить терпение и стойкость, это два похвальных качества, помогающие против несчастья и превратностей судьбы и прогоняющие при всяком деле страх и печаль». — «Берегись печали, — сказала ей черепаха, — она испортит тебе жизнь и уничтожит твоё мужество».
И они продолжали разговаривать друг с другом, и водяная птица сказала черепахе: «Я все время боюсь превратностей судьбы и ударов случая». И черепаха, услышав слова водяной птицы, подошла к ней, поцеловала её между глаз и сказала: «Племя птиц всегда получает благословение из-за тебя и узнает добро, советуясь с тобою; почему же ты несёшь заботы и несчастье?»
И она до тех пор старалась рассеять страх водяной птицы, пока та не успокоилась, а потом водяная птица полетела туда, где был труп, и, достигнув того места, не увидала там ни хищных птиц, ни трупа — одни только кости. И она возвратилась и рассказала черепахе об уходе врага из тех мест и молвила: «Знай, я хочу вернуться на своё место, чтобы насладиться жизнью с друзьями, ибо нет терпения у разумного быть в разлуке с родиной».
И они — пришли в то место и не нашли там ничего внушающего страх, и водяная птица произнесла:

«Ведь не мало бед будут юноше слишком тягостны,
Но Аллах хранит у себя от них спасенье.
И теснят они, но когда захватят кольца их,
Вдруг придёт спасенье, хоть думал я, что спасенья нет».

И обе они зажили на этом острове. И водяная птица была радостна и спокойна, и вдруг прислала к ней судьба голодного сокола, и он ударил её один раз когтем в живот и убил, и не помогла ей осторожность, когда кончился срок.
И причина её гибели в том, что она пренебрегла славословием. И говорят, что она славословила так:
«Хвала господу нашему за то, что он обогатил и сделал бедным». Вот каков рассказ о водяной птице и хищных птицах».
«О Шахразада, — сказал царь, — своим рассказом ты прибавила мне наставлений и назиданий. А есть ли у тебя какие-нибудь рассказы о зверях?»

Как пастух женился на Химкурасе — дочери князя

Абхазская сказка

Жил один важный князь. У этого князя была дочь, звали ее Химкураса. Князь держал свою дочь взаперти, никуда не выпускал из комнаты.
— Когда же дочь выросла, князь решил выдать ее замуж за какого-нибудь князя или дворянина. Князь затруднялся в выборе, поэтому он сделал так: на вершину дерева, что росло посреди его двора, он повесил за нитку колокольчик, собрал всех князей и дворян и сказал:
— Кто прострелит нитку, на которой висит этот колокольчик, за того я выдам свою дочь!
Собралось много народу. Князья и дворяне расположились в княжеском дворе и начали стрелять в нитку. Стреляли трое суток, но ничья пуля не могла попасть, даже близко к нитке не подлетала. Но все-таки князья и дворяне стрелять не переставали, а, напротив, подстрекали друг друга.
Неподалеку от княжеского двора какой-то пастух пас мелкий скот. У этого пастуха был прекрасный сын по имени Гуейлхха.
Гуейлхха слышал с пастбища, как стреляли во дворе князя, и попросил своего отца отпустить его пасти стадо вблизи того места, откуда слышались выстрелы.
Отец разрешил. Гуейлхха погнал стадо. Он подошел к княжескому дому, бросил свое стадо и решил пойти туда, откуда слышались выстрелы, но в это время ему повстречалась девушка, которая работала в княжеском доме.
— Куда идешь? — спросила она Гуейлхха.
Тогда Гуейлхха рассказал ей, что он собрался туда, где можно меткой стрельбой выиграть княжескую дочь, рассказал, что он тоже намерен стрелять в цель.
— Чтоб твоя мать увидела горе! — воскликнула девушка. — Кто же пустит стрелять тебя, пастуха?! Сколько там народу ждет! Да ведь князья и дворяне растопчут тебя лошадиными копытами!
Гуейлхха не обратил внимания на слова девушки, пробрался через толпу и стал в очередь, чтобы выстрелить в мишень.
— Чтоб твоя мать увидела горе! — воскликнули люди, заметив пастуха. — Что ты задумал, пастушонок! Если даже тебе удастся выиграть в стрельбе, думаешь, князь выдаст за тебя, несчастного, свою дочь?! Зачем же ты себя напрасно мучаешь?
— Колотите себя по голове княжеской дочкой! — ответил Гуейлхха — Она мне совсем не нужна, мне нужна слава!
Сказал так, выстрелил в цель, прострелил нитку и сбил колокольчик.
— О-хо-хо! Сыновья князей и дворян! Оказывается, вы хорошие стрелки! — сказал им Гуейлхха, там же бросил ружье и пошел к своему стаду.
Услышал это князь, огнем загорелся.
— Пропал я совсем! — воскликнул он. — Как берег свою дочь, а она досталась какому-то несчастному пастушонку!
Но делать было нечего, и князь послал за пастухом своих людей. Гуейлхха не пришел. Князь второй раз послал к пастуху людей, чтобы они пригласили его, и тогда пастух пришел. Князь сказал ему:
— Гуейлхха! Сможешь ли ты достать мне молоко косули?
— Смогу! — ответил Гуейлхха.
Он пошел и принес стакан ослиного молока.
— Что за мутное молоко ты мне принес? — спросил князь.
Гуейлхха ответил:
— Это молоко косули. Я пошел на гору, поймал косулю и выдоил. А молоко мутное оттого, что, когда я доил ее, она очень сопротивлялась и говорила: «Меня никто не осмеливался доить, а теперь я должна стать кормилицей. Кто же мой воспитанник?!» Говоря так, косуля сопротивлялась и страшно мучилась, поэтому молоко такое мутное.
Глупый князь поверил этому, согласился с Гуейлхха и приказал своим слугам спрятать «молоко косули».
Вскоре князь снова позвал Гуейлхха и спросил:
— Есть ли в мире что-нибудь, чего бы ты побоялся? Сможешь ли ты пробраться через толпу караульщиков в двадцать человек?
— Нет ничего в мире, чего бы я побоялся! — ответил Гуейлхха. — Я не боюсь ни людей, ни смерти — боюсь только злого языка.
— Если так, тогда иди по такой-то дороге и кружным путем возвращайся сюда! — сказал князь. (На эту дорогу он заранее послал двадцать вооруженных людей, чтобы они подкараулили Гуейлхха.)
— Хорошо, пойду! Только мне нужно двадцать шнуров, сплетенных из шелка, длиною в локоть, — ответил Гуейлхха.
Князь дал ему двадцать Шнуров, Гуейлхха пошел, связал всех караульных и пригнал их к князю.
Князь очень обрадовался, что Гуейлхха оказался таким героем — ведь он даже не был вооружен, и приказал своим управляющим, чтобы они одели Гуейлхха в хорошую одежду и отвели в комнату княжны.
— Нет, я не возьму в жены твою дочь, я не достоин быть ее мужем! Ведь я пастух, и ты презираешь меня! — стал отказываться Гуейлхха, но, видя, что князь настаивает на своем, он женился на его дочери.
Князь устроил свадьбу, собрал народ, показал своего зятя, рассказал о его геройстве и спросил:
— Как вы находите, достоин он быть моим зятем?
Народ на это ответил:
— Конечно, этот несчастный пастух Гуейлхха не достоин быть твоим зятем! Твоим зятем должен быть или князь, или дворянин!
После такого ответа князь созвал десять юношей из дворян и князей и приказал им бороться с Гуейлхха. Тот всех победил.
Труп одного из боровшихся остался во дворе князя, а кости остальных девяти человек где-то по кустам собрали их родственники.
Только после этого князья и дворяне убедились, что Гуейлхха достоин быть княжеским зятем, п он действительно сделался зятем князя.

Вдова в поезде

Английская легенда

Полковник Иварт, упомянутый в этой истории, вероятнее всего, был дядей мистера Х. Б. Иварта старинного друга лорда Галифакса. У мистера Иварта сохранились смутные воспоминания о том, что он слышал этот рассказ от своего дяди.

Полковник Иварт ехал в экспрессе из Карлайла в Лондон. Он заснул и, когда проснулся, увидел, что дама, одетая в черное, с креповой вуалью, вошла в его купе и заняла место в уголке. Поскольку он некоторое время проспал, то предположил, что не слышал, как она вошла, и извинился за то, что был без пиджака и ботинок. Леди ничего не ответила, и, решив, что она, должно быть, плохо слышит, полковник подошел поближе и сел напротив. Но когда он повторил свои извинения, она вновь не ответила, казалось, она его совсем не слышит. Он счел ее поведение странным и все еще размышлял об этом, когда внезапно произошло крушение. Столкнулись два поезда. Полковник Иварт не пострадал и тут же выскочил – выяснить, что случилось и не нужна ли его помощь. Затем, вспомнив о странной леди в своем купе и подумав, что она могла пострадать или испугаться, вернулся. Купе было пусто, леди исчезла без следа. Проводник сообщил, что дверь купе была заперта и открылась только при столкновении. Поэтому после Карлайла никто не мог в него войти, поезд следовал без остановок до того момента, когда произошло крушение.
Позже полковник Иварт узнал, что несколько лет назад по этой ветке на таком же поезде ехали молодожены. Молодой человек, заглядевшись на что-то, слишком далеко высунул в окно голову, и ее снесло проволочным заграждением, так что обезглавленное тело упало назад в купе. На следующей станции невесту нашли поющей колыбельную над телом мужа. От потрясения она совершенно потеряла рассудок.

Я сказал земле

Сказка амхара (Эфиопия)

Жил-был один человек, который не мог хранить тайну.
Однажды его призвал к себе негус и доверил одну тайну.
— Только смотри никому не рассказывай того, что слышал, — предупредил его негус.
Человек этот был очень болтлив и не мог хранить тайну. Он был не в силах молчать, но в то же время боялся, что, если он разгласит тайну, это дойдет до негуса. Тогда он вырыл яму, забрался в нее, выболтал тайну и успокоился.
Потом в этой яме вырос бамбук. Бамбук продали трубачам негуса, и они сделали из него рожок. Когда же они стали трубить в него на площади, рожок разгласил тайну, которую негус некогда сообщил тому человеку. Рожок отдали негусу, и, когда негус затрубил, рожок снова стал разглашать тайну.
Тогда негус приказал разыскать того человека, которому он поведал тайну. Когда негус стал допрашивать его, тот сказал:
— О, негус! Я не могу хранить тайну. Когда вы доверили мне эту тайну, то предупредили: «Если ты выдашь эту тайну какому-нибудь человеку, я казню тебя». Опасаясь за свою жизнь, я никому не говорил ни слова, но потом я понял, что не могу дольше молчать. Поэтому я выкопал яму и выдал эту тайну не человеку, а земле.

Три брата

Португальская сказка

У одного человека было три сына, один родной и двое жениных от первого брака. Отец души не чаял в своем, а мать — в своих, и оба обещали завещать все имущество самому любимому сыну. Случилось так, что оба умерли, не оставив завещанья, и три брата, не зная, кому должен достаться дом со всем содержимым, решили отправиться в город посоветоваться с судьей. По дороге попался им человек, который, казалось, был очень взволнован и очень куда-то спешил, да и спрашивает:
— Ах, милые, не видели ли вы случаем моего осла?
Три брата сказали, что нет, не видели, и стали пересмеиваться:
— Так ведь он у вас и не осел вовсе, а мул, к тому ж крив на один глаз, да и хвост на сторону.
Человек услыхал краем уха, что они говорили, и, разгневавшись, закричал:
— Ах вы, мошенники, отвечайте сейчас же, что вы сделали с моим мулом! Ведь это тот самый, которого вы, по вашим словам, не видели!
Ну, тут разгорелся спор, и все вместе отправились в суд, чтоб судья решил, на чьей стороне правда. Незнакомец изложил свою жалобу, и судья, уверенный, что трое братьев знают, где находится мул, потребовал, чтоб они сказали правду.
— Поверьте, господин судья, никакого мула мы и в глаза не видали; этот человек спросил нас, не пробегал ли здесь его осел, и мы сказали, что нет, ибо если кто и пробегал, так мул, а не осел вовсе.
Судья спрашивает:
— Да откуда же вы знаете, что это был мул, ежели вы его не видели?
— А оттуда знаем, что по дороге прошло животное, у которого правые ноги переступают следы левых, а так ходят только мулы: значит, то был мул.
— Ну, а откуда же вы знаете, что у этого мула хвост на сторону, раз вы его не видели?
— А оттуда и знаем, что пробег он по ячменному полю, где еще роса лежала, и с того боку, где он своим косым хвостом провел, вся роса с ячменей стряхнута.
— Допустим. Но как вы догадались, что мул слеп на один глаз?
— Да потому догадались, что на всем его пути ячмень был обгрызен с одной только стороны; значит, этот мул только одним глазом и видит.
Судья отпустил всех троих братьев с миром и возложил судебные издержки на владельца мула.
Тут-то братья и решили, что самое время поговорить о деле, которое их привело в город, то есть о дележе наследства. Судья, видя, что они такие сметливые и не ладят меж собой, сказал им:
— Приходите завтра ко мне в гости, хочу угостить вас жарким из зайца, а потом и вынесу приговор.
На следующий день три брата отправились на дом к судье в самом лучшем расположении духа; судья усадил их за стол, и вскоре появилось обещанное жаркое из зайца; гости ели да облизывались.
— Ну, как заяц, вкусен? Один из братьев отвечает:
— Да он и не заяц вовсе, а собака.
— А откуда ты это знаешь?
— А оттуда знаю, что я бросил косточку вашей собаке, а она грызть не стала; известно, собаки друг друга не жрут.
Судья сознался, что жаркое, и верно, было из собачьего мяса, и произнес свой приговор:
— Все наследство достанется тому из вас, кто способен пойти на могилу отца и вонзить ему нож в сердце.
Младший и средний вскричали:
— Я пойду! Я пойду!
А старший воскликнул в ужасе:
— Не надо мне никакого наследства! Да разве я способен на такое?!
Тогда судья сказал, что он и есть настоящий сын, и отписал все добро одному ему.

О рыжем

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

У нас, как только увидят рыжего человека, обыкновенно говорят: он плохой каминарий (это тот, кто чистит печные трубы). Когда спрашивают, почему, то отвечают: «Потому что, если он высунет голову из трубы, крестьяне подумают, что это огонь, сбегутся отовсюду и ударят, как говорится, в набатный колокол, который по необходимости сзывает людей при тревоге».

Ной и ковчег

Еврейская легенда

Рав Гуно со слов раби Иосэ учил:
— В продолжение ста двадцати лет до потопа Господь предостерегал род человеческий и, не видя ни в ком раскаяния, повелел Ною приступить к сооружению ковчега.
Стал Ной сажать кедровые деревья.
— Для чего тебе эти деревья? — спрашивали его люди.
Ной отвечал:
— Господь решил послать потоп на землю и повелел мне построить ковчег, чтобы спастись от потопа мне и семье моей.
Смеялись над Ноем люди, издевались над ним. Смеялись и шутили люди, видя, как усердно он поливает свои кедры, заботясь об успешном росте их; не переставали смеяться и тогда, когда он, срубив деревья, принялся распиливать их на доски. Все предупреждения были напрасны — и настал потоп.
Видя неизбежную гибель свою, озлобленные, обезумевшие люди пытались опрокинуть ковчег, но ковчег, по мановению перста Господня, оказался окруженным львами.

***

Из всех исполинов от потопа спасся один только Ог, царь Васанский. Он был взят Ноем в ковчег, после того как поклялся быть вечным слугою Ною и потомкам его. Ной и прокармливал его, просовывая пищу в особое отверстие, проделанное им для этого в ковчеге.

***

Выпущенный Ноем голубь вернулся со свежим масличным листом в клюве. И взмолился голубь к Господу, говоря:
— Господи! Лучше корм, горький как лист масличный, от Твоей руки, нежели сладкий как мед — от рук человеческих.

***

Двенадцать месяцев пробыл Ной в ковчеге и за все это время не знал покоя ни днем, ни ночью. Один прокорм разнороднейших обитателей ковчега требовал неимоверного труда и терпения. Одни животные принимают корм в час дня, другие — в два часа, третьи — в три и четыре; эти — в первую ночную смену, те — в полночь, еще другие — на рассвете. Верблюду давалась солома, слону — древесная листва, оленю — трава и мох, а прожорливому страусу — всякая всячина.
Были и такие животные, которых Ной и вовсе не знал чем кормить. С хамелеоном был такой случай. Однажды Ной разрезывал гранатовое яблоко; оно оказалось червивым. Находившийся близко хамелеон стал жадно подбирать выпавших из яблока червячков. С тех пор ему начали давать овощи с червоточиной.
Из всех обитателей ковчега только феникс лежал, скромно прикорнув в уголке, и на вопрос Ноя: «Отчего ты не требуешь себе пищи?» — отвечал:
— Я видел, как много у тебя хлопот с другими, и не решился беспокоить тебя.
Тронутый этими словами, Ной сказал:
— Ты пожалел моего труда, соболезнуя моим огорчениям. Да пошлет тебе Всевышний жизнь вечную.