Плут Нгапьин

Бирманская сказка

Когда-то в одной деревне жил человек по прозванию Нгапьин. Прозвали его так недаром: ведь это значит «лодырь», а ленивее его трудно было сыскать. Делать он ничего не хотел, только слонялся целый день по деревне: то в один дом зайдет, то в другой — глядишь, и день прошел.
Как-то после такой работы вернулся Нгапьин домой. Лег уже спать, а мать и говорит ему:
— Там на корзине моун тебе оставили, возьми поешь.
А Нгапьину лень подняться:
— Ладно, — говорит, — уж если совсем проголодаюсь — возьму. А пока пусть полежит.
И заснул. А когда проснулся, ему очень захотелось есть. Он встал и вдруг увидел, что к оставленному куску моуна подобралась большая крыса и ест его. Рассердился Нгапьин, схватил крысу за хвост и хотел было уже убить, как вдруг услышал:
— Не убивай меня, Нгапьин! Я сделаю для тебя все, чего бы ты ни захотел!
Нгапьин тут же придумал одну хитрость и сказал:
— Ладно, отпущу я тебя. Только ты вырой для меня подземный ход от моего дома до пагоды на краю деревни — и чтобы я там мог поместиться.
— Все сделаю, как ты велишь! — пообещала крыса.
Семь дней рыла крыса подземный ход — наконец вырыла. Как только ход был готов, Нгапьин встал рано утром и по этому ходу прямо от своего дома дошел до пагоды. Устроился в своем тайнике: его никто не видит, а он следит за всеми, кто помолиться пришел. Туг пришла из деревни к пагоде жена первого деревенского богача с молодой дочерью. Помолилась, оставила подношения и только хотела уходить, как вдруг слышит голос: «Если дочь богача соединит свою судьбу с человеком по имени Нгапьин, то богатства ее умножатся!» (Это Нгапьин собрался с духом и заговорил из своего тайника.)
Мать с дочерью очень испугались, когда услышали голос: ведь вокруг-то никого не было. Но потом жена богача подумала: «Это, верно, нат — хранитель пагоды хочет сделать для нас доброе дело — отблагодарить за наше благочестие».
И, радостная, она вернулась домой вместе с дочерью. Когда жена и дочь стали рассказывать богачу о том, что произошло, тот не поверил. И на следующий день решил пойти и пагоду сам. В пагоде он помолился, разложил приношения, а когда хотел уходить домой, Нгапьин, сидевший в своем тайнике, снова, как и в прошлый раз, подал голос: «Если дочь богача соединит свою судьбу с человеком по имени Нгапьин, то богатства ее умножатся!»
Когда богач собственными ушами услышал эти слова, он тоже подумал, что это нат, и решил отдать дочь за Нгапьина.
Богач самолично отправился к родителям Нгапьина и предложил женить их сына на его дочери. Нгапьин и его родители возражать не стали, а сразу согласились.
После женитьбы Нгапьин ничуть не изменился, он по-прежнему не работал, а только целый день слонялся по деревне да языком болтал. Однажды, когда он так бродил по дороге, ему попалась у обочины маленькая черепашка. Он взял да и забросил ее в птичье гнездо на дереве.
А в это время к деревне, в которой жил Нгапьин, подъезжал один купец, и вез он с собой пятьсот возов разного товара. Около деревни он повстречал Нгапьина и спросил:
— Послушай, приятель! Куда я попаду, если поеду по этой дороге?
— Погоди-ка немного! Я сначала достану черепаху из того вон гнезда.
— Да разве у черепах бывают гнезда на деревьях? — удивился купец. — Черепахи живут на земле или около воды. Там не может быть никакой черепахи.
— А вот я не раз видывал черепашьи гнезда на деревьях! — возражает Нгапьин. — И здесь на дереве как раз такое гнездо.
Купец был горяч и нетерпелив и сказал:
— Эй, послушай-ка! Бьемся об заклад: если в этом гнезде на дереве и впрямь есть черепаха, то все товары, что лежат на пятистах возах, — твои. Ну, а если нет — ты отдашь мне все, что есть в твоем доме. Ну как, идет?
— Ну что ж, — согласился Нгапьин, — спорить так спорить.
Тут они оба полезли на дерево, посмотрели в гнездо и увидели там маленькую черепашку. Купец проиграл, пришлось ему отдать все свои товары Нгапьину.

Тётка баба-яга

Русская сказка

Жили себе дед да баба; дед овдовел и женился на другой жене, а от первой жены осталась у него девочка. Злая мачеха ее не полюбила, била ее и думала, как бы вовсе извести. Раз отец уехал куда-то, мачеха и говорит девочке: «Поди к своей тетке, моей сестре, попроси у нее иголочку и ниточку — тебе рубашку сшить». А тетка эта была баба-яга костяная нога.
Вот девочка не была глупа, да зашла прежде к своей родной тетке. «Здравствуй, тетушка!» — «Здравствуй, родимая! Зачем пришла?» — «Матушка послала к своей сестре попросить иголочку и ниточку — мне рубашку сшить». Та ее и научает: «Там тебя, племянушка, будет березка в глаза стегать — ты ее ленточкой перевяжи; там тебе ворота будут скрипеть и хлопать — ты подлей им под пяточки маслица; там тебя собаки будут рвать — ты им хлебца брось; там тебе кот будет глаза драть — ты ему ветчины дай». Пошла девочка; вот идет, идет и пришла.
Стоит хатка, а в ней сидит баба-яга костяная нога и ткет. «Здравствуй, тетушка!» — «Здравствуй, родимая!» — «Меня матушка послала попросить у тебя иголочку и ниточку — мне рубашку сшить». — «Хорошо; садись покуда ткать». Вот девочка села за кросна, а баба-яга вышла и говорит своей работнице: «Ступай, истопи баню да вымой племянницу, да смотри, хорошенько; я хочу ею позавтракать». Девочка сидит ни жива, ни мертва, вся перепуганная, и просит она работницу: «Родимая моя! Ты не столько дрова поджигай, сколько водой заливай, решетом воду носи», — и дала ей платочек.
Баба-яга дожидается; подошла она к окну и спрашивает: «Ткешь ли, племянушка, ткешь ли, милая?» — «Тку, тетушка, тку, милая!» Баба-яга и отошла, а девочка дала коту ветчинки и спрашивает: «Нельзя ли как-нибудь уйти отсюдова?» — «Вот тебе гребешок и полотенце, — говорит кот, — возьми их и убежи; за тобою будет гнаться баба-яга, ты приклони ухо к земле и как заслышишь, что она близко, брось сперва полотенце — сделается широкая-широкая река; если ж баба-яга перейдет через реку и станет догонять тебя, ты опять приклони ухо к земле и как услышишь, что она близко, брось гребешок — сделается дремучий-дремучий лес; сквозь него она уже не проберется!»
Девочка взяла полотенце и гребешок и побежала; собаки хотели ее рвать — она бросила им хлебца, и они ее пропустили; ворота хотели захлопнуться — она подлила им под пяточки маслица, и они ее пропустили; березка хотела ей глаза выстегать — она ее ленточкой перевязала, и та ее пропустила. А кот сел за кросна и ткет: не столько наткал, сколько напутал. Баба-яга подошла к окну и спрашивает: «Ткешь ли, племянушка, ткешь ли, милая?» — «Тку, тетка, тку, милая!» — отвечает грубо кот.
Баба-яга бросилась в хатку, увидела, что девочка ушла, и давай бить кота и ругать, зачем не выцарапал девочке глаза. «Я тебе сколько служу, — говорит кот, — ты мне косточки не дала, а она мне ветчинки дала». Баба-яга накинулась на собак, на ворота, на березку и на работницу, давай всех ругать и колотить. Собаки говорят ей: «Мы тебе сколько служим, ты нам горелой корочки не бросила, а она нам хлебца дала». Ворота говорят: «Мы тебе сколько служим, ты нам водицы под пяточки не подлила, а она нам маслица подлила». Березка говорит: «Я тебе сколько служу, ты меня ниточкой не перевязала, она меня ленточкой перевязала». Работница говорит: «Я тебе сколько служу, ты мне тряпочки не подарила, а она мне платочек подарила».
Баба-яга костяная нога поскорей села на ступу, толкачом погоняет, помелом след заметает и пустилась в погоню за девочкой. Вот девочка приклонила ухо к земле и слышит, что баба-яга гонится, и уж близко, взяла да и бросила полотенце: сделалась река такая широкая-широкая! Баба-яга приехала к реке и от злости зубами заскрипела; воротилась домой, взяла своих быков и пригнала к реке; быки выпили всю реку дочиста. Баба-яга пустилась опять в погоню. Девочка приклонила ухо к земле и слышит, что баба-яга близко, бросила гребешок: сделался лес такой дремучий да страшный! Баба-яга стала его грызть, но сколь ни старалась — не могла прогрызть и воротилась назад.
А дед уже приехал домой и спрашивает: «Где же моя дочка?» — «Она пошла к тетушке», — говорит мачеха. Немного погодя и девочка прибежала домой. «Где ты была?» — спрашивает отец. «Ах, батюшка! — говорит она. — Так и так — меня матушка посылала к тетке попросить иголочку с ниточкой — мне рубашку сшить, а тетка, баба-яга, меня съесть хотела». — «Как же ты ушла, дочка?» Так и так — рассказывает девочка. Дед как узнал все это, рассердился на жену и расстрелил ее; а сам с дочкою стал жить да поживать да добра наживать, и я там был, мед-пиво пил: по усам текло, в рот не попало.

Дожди в Китае

Арабская легенда из «Чудес мира»

Говорят, что в тот год, когда в Чине не бывает дождей, китайский император посылает людей в капище, дабы они взяли обитателей капищ и связали их. Они говорят при этом: «Если дождя не будет, мы всех убьем!» Те начинают молиться и умолять. Тотчас приходит дождь.
В той же стране есть большой город. В нем никогда еще не было дождя. Над городом нависает огромная скала. На горе выпадает иней. В городе устроены водоемы. Когда иней тает, вода собирается в водоемах. Люди используют ее по мере надобности. И так до следующего дня. Если рассказать им, что в других местах идут дожди, они удивятся. Точно так же удивляются в Индии и южных странах, когда рассказывают о молнии и льдах. Большая часть людей рассказу не верит.

Раненая девушка

Датская баллада

Рыцари в танце ходят,
— Танцуйте, знатные господа! —
Рыцари девушек водят.
Девушкам нужно честь оказать,

Одеты рыцари в рыжий мех,
— Танцуйте, знатные господа—
А юная Кирстен краше всех.
Девушкам нужно честь оказать.

Танцует рыцарь вооруженный,
Бережно держит меч обнаженный.

Скользнуло лезвие клинка,
У Кирстен ранена рука.

Пять пальцев порезала она,
Не шить ей вечные времена.

Десять пальцев повреждено,
Кроить ей больше не суждено.

Кирстен в королевский покой
Идет с окровавленной рукой.

«Дочь моя Кирстен, в крови твой мех,
Скажи отцу, чей это грех?»

«Никто в этой крови не виноват.
Постель постелить послал меня брат.

Меч его висел на стене,
И вид меча понравился мне.

Тронула я блестящий клинок,
Он пальцы порезал поперек.

Десять пальцев порезала я,
Теперь от меня не ждите шитья».

«А кто будет шить и вышивать?
Кто будет тебе рукава шнуровать?»

«Помогут мне сестра и мать
И шить, и рукава шнуровать».

Слышал рыцарь ее ответ,
Он был пригож и красиво одет.

Коснулся он ее щеки:
«Могу я просить твоей руки?

Моей сестре я велю вышивать,
Служанкам — твои рукава шнуровать.

Они не ослушаются меня,
А я поведу твоего коня».

Спросил король, пригубив вина:
«На что тебе такая жена?»

«Из-за меня ее пальцы в крови,
Она достойна моей любви».

Рыцарь назвал ее женой,
— Танцуйте, знатные господа! —
Юную Кирстен увез он с собой.
Девушкам нужно честь оказать.

На сухом дереве развесить цветы

Китайская легенда из «Тридцати шести стратагем»

Привлечь к себе несколько отрядов союзника:
Небольшая сила может дать большой результат.

Толкование:
На этом дереве не бывает цветов, но вообще-то на дереве цветы могут быть.
Если вырезать из шелка цветы и умело приладить их к дереву, то рассмотрев их вблизи, не обнаружишь подделку.
Но цветы и дерево должны соответствовать друг другу, и тогда получится прекрасная картина.
А потому, позаимствовав из армии союзника лучшие отряды, можно значительно усилить свою позицию и сильно напугать неприятеля.

***

В 529 г. до н. э. сановник царства Вэй Эр Чжужун послал своего приближенного Хоу Юаня на усмирение полководца Хань Лоу, поднявшего мятеж против вэйского правителя. Эр Чжужун придал Хоу Юаню только семьсот конных воинов, пояснив:
— Хань Лоу — человек в высшей степени коварный. Если дать вам большое войско, это не поможет вашему делу. Горстки людей будет для вас достаточно, чтобы победить его.
Хоу Юань отправился в поход со всей торжественностью, чтобы скрыть малочисленность своего войска. Войдя во владения Хань Лоу, он устроил засаду и сумел рассеять десятитысячное войско мятежников, захватив в плен пять тысяч человек. На следующий же день он приказал отпустить пленников, разъяснив недовольным приближенным:
— Наши силы слишком малочисленны. Мы можем добиться своей цели только хитростью.
Подождав, когда пленники вернутся к себе в крепость, он с небольшим отрядом подъехал к крепости и, не таясь, стал стучать в ворота. Видя такую смелость, Хань Лоу решил, что отпущенные пленники перешли на сторону Хоу Юаня, и обратился в бегство, но вскоре был пойман и казнен.
Так Хоу Юаню удалось с малыми силами подавить большой мятеж.

О святом Фабиане

Из «Золотой легенды»

Фабиан — как бы творящий высшую благодать, то есть снискавший ее по троекратному праву: усыновления, приобретения и завоевания.
Фабиан был римским гражданином. Когда скончался Папа и весь народ собрался для избрания нового понтифика, Фабиан также пошел вместе со всеми, чтобы узнать, чем закончится дело. И вот белый голубь слетел с небес прямо к нему на голову. Все изумились и избрали Фабиана Папой. Как отмечает Папа Дамас, Фабиан разослал по всем областям империи семь диаконов и поставил под их начало семь субдиаконов, чтобы те собирали известия обо всех подвигах мучеников.
Хаймон говорит, что Фабиан отказался приобщить Святых Тайн императора Филиппа, который захотел присутствовать на Пасхальной заутрене. Папа не допустил императора в храм, пока тот не исповедовался в грехах и не встал среди кающихся.
На тринадцатом году своего понтификата Фабиан был обезглавлен по приказу Деция и принял мученический венец. Претерпел же он страдания в лето Господне 253-е.

Шрамана Сэн-лан

Из «Вестей из потустороннего мира» Ван Яня

Шрамана Сэн-лан строжайше исполнял монашеские обеты, был в великом почете и в Срединном государстве (Китае), и у варваров-жунов. Как-то он и еще несколько монахов были приглашены в собрание. На полпути Сэн-лан обратился вдруг к своим товарищам:
— Братья, а ведь одежду и утварь, оставшуюся в монастыре, вот-вот разграбят!
Путники вернулись в монастырь и застигли там грабителей.
В годы правления династии Цзинь под девизом Великое начало в ущелье гор Цзиньюйшань в уезде Фэнгаосянь Сэн-лан воздвиг ступу и монастырь, изготовил статую Будды. В последние годы своего правления Фу Цзянь учинил гонения на праведников. Из всей сангхи он чтил одного только Сэн-лана и потому не посмел разрушить его монастырь.
В монастырь приходили исповедовать буддизм праведники и миряне. За день до их прихода Сэн-лан уже знал, сколько человек прибудет, и отдавал своим ученикам распоряжения сделать соответствующие приготовления. Все, что он говорил, непременно сбывалось.
В ущелье издавна водилось много тигров, нападавших на людей. С тех пор как Сэн-лан возвел там монастыри, тигры стали как домашние.
Мужун Дэ из племени сяньби предоставил храму монастыря Сэн-лана средства от налогов с двух своих родовых владений. Теперь то ущелье называют Ущельем Сэн-лана.

Кирпич и воск

Итальянская сказка

Лежали рядом на кухонной полке кирпич и кусок воска. Кирпичу так и полагалось здесь находиться — ведь на нём хозяйка точила ножи. И острые же они становились после этого! А вот как воск попал на полку, этого никто не знал. Давным-давно кто-то положил его там, да и забыл.
По ночам, когда в кухне никого не было, воск и кирпич вели между собой длинные разговоры. Однажды воск спросил у кирпича:
— Скажи, сосед, почему ты такой твёрдый? Кирпич ответил:
— Я не всегда был таким. Я и мои братья сделаны из мягкой глины. Глину замесили водой, долго мяли, наготовили кирпичей, а потом сунули в огонь. Там-то мы и стали звонкими и твёрдыми.
— Ах, как бы я хотел походить на тебя! — вздохнул воск. — Когда ты примешься точить нож, приятно смотреть. Вжиг-вжиг! Только во все стороны искры летят. А попробуй я подставить ножу спину, он меня мигом изрежет на куски. Нет, нет, не уговаривай меня, мягким быть очень плохо.
Утром хозяйка растопила очаг. Пламя так и плясало по поленьям.
Тут воск вспомнил, что кирпич сделался твёрдым, побывав в огне. Он подвинулся к самому краю полки и скатился вниз на железный лист перед очагом. У, как жарко ему стало! Он весь обмяк и начал подтаивать. Верно, он растаял бы совсем, если бы в эту минуту в кухню не вошёл хозяин. А надо сказать, что хозяин был кукольник. Он ходил по дворам и давал со своими куклами из дерева и тряпок весёлые представления.
Хозяин нагнулся, чтобы разжечь трубку угольком из очага, и вдруг увидел воск, который хотел стать твёрдым, как кирпич, но вместо этого чуть не растаял.
— Вот замечательно, — воскликнул хозяин, — из этого воска я вылеплю новую куклу!
Так он и сделал — вылепил куклу и назвал её Пульчинелло. Кукла получилась такая смешная, что кто ни взглянет на её вздёрнутый нос, рот до ушей и лукавые глаза, непременно рассмеётся. Когда кончалось представление, хозяин выставлял из-за ширмы Пульчинелло. Пульчинелло раскланивался во все стороны, а хозяин говорил за него тоненьким голосом:
— Уважаемые синьоры! Было время, когда я завидовал кирпичу только за то, что он твёрдый. Из кирпича, закалённого в огне, можно построить дом, но из него нельзя сделать Пульчинелло. Из меня, конечно, дом не построишь, да и от огня меня следует держать подальше. Но зато я весел сам и веселю вас. Так что вы видите, старые, молодые и даже маленькие синьоры, что всяк хорош на своём месте.
Потом Пульчинелло прятался за ширму и зрители, довольные, расходились по домам.
А откуда же хозяин Пульчинелло узнал, о чём беседовали кирпич и воск ночью на полке? Да очень просто. Он сам выдумал эту сказку и рассказал нам. А мы рассказали вам.

Как был наказан журавль

Фиджийская сказка

Однажды журавль и водяной пастушок отправились к берегу моря пить воду. По дороге водяной пастушок заметил ямку, где была пресная вода. Он крикнул:
— Чур моя!
Журавль ответил:
— Нет, вода моя. Это я увидел ее первым.
И журавль выпил всю воду.
Затем они продолжили путь. Водяной пастушок увидел спелые бананы и крикнул:
— Чур мои!
Журавль ответил:
— Нет, бананы будут мои, я их увидел первым.
И съел все бананы.
Вскоре они увидели плод хлебного дерева. Водяной пастушок крикнул:
— Чур мой!
Журавль ответил:
— Нет, он будет мой, я увидел его первым.
И съел плод хлебного дерева.
Наконец они пришли к берегу моря. Журавль шел впереди и увидел большого моллюска. Он сказал:
— Водяной пастушок, ты видишь, здесь еда для нас. Но как добраться до нее?
Водяной пастушок ответил:
— Ты засунь свои ноги в створки раковины. И разорви тело моллюска когтями.
Журавль сунул ноги в створки моллюска. И они тотчас захлопнулись, зажав журавлю ноги. Журавль закричал:
— Водяной пастушок, водяной пастушок, принеси скорее большой камень! Разбей им раковину. Поднимается прилив, я могу утонуть!
Тогда водяной пастушок пропел, танцуя:

Ты выпил воду,
Ты съел бананы,
Ты съел хлеб
И делал меня глупым.
Йе-е-е!

Поднялись большие волны. Журавль был невелик — и утонул.

Всё важно, но важнее всего ремесло

Сербская сказка

Вздумал как-то царь прокатиться с женой и дочерью по морю на корабле. Не успели они отплыть далеко от берега, как подул сильный ветер и отнес их за тридевять земель, в неведомую страну, где об их царстве ничего и не слыхали. Сошли на берег. Царь побоялся сказать, кто он, а денег у них с собой совсем не было. Не знал царь никакого ремесла и нанялся в пастухи стеречь деревенское стадо.
Так прожили они несколько лет. И вот однажды сын царя той страны увидел дочь пастуха. Хороша она была, как зорька ясная, и уже невестой стала. Царевич объявил отцу с матерью, что не женится ни на ком, кроме как на дочери пастуха из такого-то села. Отец, мать и все придворные уговаривали его не срамиться: как же так, царевич — да вдруг женится на пастушке! Ведь на свете столько царских и королевских дочерей! Но все понапрасну, царевич твердил одно: «Другой мне не надо!» Видя, что его не отговорить, царь послал визиря сказать пастуху, что он хочет женить царевича на его дочери.
Визирь пришел и сказал это пастуху, а тот спрашивает:
— А какое ремесло знает царевич?
Ужаснулся визирь:
— Бог с тобой, добрый человек! Какое же ремесло может знать царевич! Да и на что ему ремесло? Люди учатся ремеслу, чтобы прокормиться, а у царевича есть и земли и города.
— Раз он не знает никакого ремесла, не отдам за него дочь, — говорит пастух.
Визирь вернулся и передал царю слова пастуха. Придворные удивились. Они думали, что пастух сочтет большим счастьем и честью, если царевич возьмет его дочь в жены, а он, смотрите-ка, требует, чтобы царевич ремесло знал!
Царь посылает другого визиря, но и ему пастух говорит то же самое:
— Пока царевич не выучится какому-нибудь ремеслу и не принесет мне изделия своих рук, до тех пор между нами дружбы не будет.
Вернулся во дворец второй визирь и сказал, что пастух не отдаст дочь, пока царевич не выучится какому-нибудь ремеслу. Тогда царевич пошел по базарной площади и стал выбирать, чему легче научиться. Переходил он от одной лавки к другой, глядел, как работают разные мастера, и пришел к лавке, где плели рогожи. Такое ремесло показалось ему самым легким. Стал он учиться и через несколько дней сплел рогожу. Отнесли ее пастуху, сказали, что царевич выучился ремеслу, и вот, мол, его изделие. Пастух взял рогожу в руки, осмотрел ее со всех сторон и спрашивает:
— А сколько она стоит?
— Четыре гроша, — говорят.
— Что ж, ничего! Сегодня четыре гроша, да завтра четыре — это восемь, да четыре послезавтра — это двенадцать… Если бы я знал это ремесло, я не пас бы теперь деревенское стадо!
И рассказал царь, кто он и как сюда попал. Все обрадовались, что берут не дочь пастуха, а царскую дочь, обвенчали молодых и сыграли веселую свадьбу. Потом царю дали корабли и людей, и он вернулся в свою страну.