Повесть об Али ибн Беккаре и Шамс-ан-Нахар (ночь 157)

«Тысяча и одна ночь»

Когда же настала сто пятьдесят седьмая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что невольница говорила Абу-аль-Хасану: «И когда моя госпожа услышала эти стихи, она упала на скамью без памяти, а я схватила её за руку и побрызгала ей в лицо розовой водой, и когда она очнулась, я сказала ей: «О госпожа, не срывай покрова с себя и с тех, кого вмещает твой дворец. Ради жизни твоего возлюбленного будь терпелива». — «Разве может быть в этом деле что-нибудь хуже смерти? Я ищу её, и в ней для меня отдых», — сказала она. И когда мы так разговаривали, одна невольница вдруг пропела слова поэта:

«Сказали: «Терпение, быть может, нам отдых даст!»
Я молвил: «А как терпеть, когда мы расстались с ним?
Союз укрепил он наш взаимный, и клялся я
Порвать узы стойкости в прощальном объятии».

А когда невольница кончила свои стихи, моя госпожа упала без памяти, и халиф увидел это и поспешно подошёл к ней и велел убрать напитки и чтобы все невольницы воротились в свои комнаты, а сам оставался у неё весь остаток ночи, пока не наступило утро. И повелитель правоверных позвал врачей и лекарей и велел им лечить Шамс-ан-Нахар, не зная, какова её страсть и любовь, и я осталась с нею, пока мне не показалось, что она поправилась. Вот что меня задержало и помешало прийти к вам. Я оставила у неё много её приближённых, чьи сердца беспокоятся о ней, и она велела мне пойти к вам, узнать новости об Али ибн Беккаре и вернуться».

Читать дальше

Хороший товарищ лучше любого богатства

Абхазская сказка

Один старик нашел у себя во дворе несколько зерен пшеницы и сказал жене:
— Собери, старуха, эти зерна, поджарь их на огне, смели на мельнице и сделай полную тарелку киселя. Я возьму этот кисель и пойду к князю с этим подарком.
Старуха сделала все так, как сказал старик, он взял кисель и пошел к князю.
Видит князь, что к нему с подарком пришел бедный старик. Дал ему мешочек, полный золота, и сказал:
— Пока ты жив, живи этим.
Обрадовался старик и пошел домой. По дороге он сел в тени отдохнуть. К нему подъехал верхом на лошади какой-то парень, поздоровался и спросил:
— Дад, откуда и куда ты идешь?
Старик рассказал все: как он с подарком пошел к князю, как князь пожалел его и дал мешочек, полный золота.
— Сума с золотом для тебя слишком тяжела, — сказал всадник, — Ты устанешь! Лучше будет, если это золото ты отдашь мне, а я взамен дам тебе свою лошадь, и ты быстро доедешь домой.
Старик подумал. «Всадник сказал правду» — отдал ему золото, взял лошадь, сел на нее и поехал. Но лошадь понеслась рысью, он не удержался в седле и упал. Старик заохал, застонал. В это время к нему подошел какой-то пастух:
— Что с тобой, дад? — спросил он.
Старик обо всем подробно рассказал.
— Лучше дай мне лошадь, — сказал пастух, — она может тебя погубить, а взамен возьми одну из моих коров.
Старик согласился, взял корову и повел ее домой. По дороге встретился ему человек. Он погонял овцу.
Хозяин овцы спросил:
— Откуда, дад, идешь?
Старик рассказал, что с ним случилось. Тогда хозяин овцы
предложил:
— Что ты мучаешься с коровой, все равно не доведешь её до дому! Моя овца смирная, отдам её тебе, а ты дай свою корову.
Старик и с этим согласился, взял овцу и пошел.
По дороге он встретил женщину. Она под мышкой несла гуся.
— Дад, где ты был со своей овцой? — спросила женщина. — Куда гонишь?
Старик рассказал ей все: куда он ходил и что с ним случилось по дороге.
Тогда женщина сказала:
— Что ты мучаешься с этой овцой, все равно не доведешь её до дому — ведь ты старик! Лучше обменяй овцу на гуся.
Старик и на этот раз не сказал «нет», взял гуся и пошел дальше.
Потом старик встретил девушку с курицей.
— Что ты будешь носиться с гусем, — сказала девушка, — ты ведь старик! Тебе легче будет нести курицу.
Старик и с этим согласился, забрал курицу и пошел дальше
По дороге он встретил человека с новыми чувяками под мышкой.
— Для чего тебе, старик, курица, когда ты босой! Поменяй курицу на чувяки‚ — сказал тот.
Старик согласился и на это, забрал чувяки и пошел.
Потом он сел в тени и стал надевать чувяки, но они не надевались.
В это время к нему подошел продавец мелочей и спросил:
— Что с тобой? Где ты был?
Старик рассказал все: где он был и что с ним случилось
— Ты видишь, чувяки тебе не годятся. Лучше дай их мне, а взамен бери иголку — твоя старуха поблагодарит тебя. — сказал продавец мелочей.
«Правда», — подумал старик, обменял чувяки на иголку, воткнул ее в свою старую черкеску и пошел домой. По дороге он сел отдохнуть в тени. Отдохнул старик, потом встал и хотел было уже идти, как вдруг заметил, что потерял иголку. Он принялся торопливо искать, но в это время к нему подошел какой-то князь.
— Что ты ищешь, дад? — спросил он старика.
Старик рассказал князю все, что с ним случилось.
— Хай! — воскликнул князь. — Как глупо ты потерял мешочек золота. Ведь старуха за это не пустит тебя домой!
— Старуха ничего мне не скажет, хотя, правда, мы с ней потеряли богатство. — ответил старик.
— Как ничего не скажет? Ведь ты потерял целое состояние!
— Нет, ничего не скажет! — снова сказал старик.
— Давай спорить, — предложил князь. — Если твоя старуха на тебя не рассердится, я дам тебе сто тысяч рублей.
— Хорошо, — сказал старик и вместе с князем вернулся домой.
Когда они пришли, старик пошел к старухе, а князь спрятался за угол дома и стал подслушивать.
Вошел старик и спрашивает жену:
— Жива ли ты еще?
— Я-то жива, — ответила старуха. — А ты как? Что тебе дали там, куда ты ходил?
Старик рассказал ей, как получил от князя мешочек, полный золота, как по дороге обменивал его и как наконец взял иголку и потерял ее.
— Если бы ты принес золото, оно кормило бы нас до самой смерти, но раз ничего не вышло, хорошо, что хоть сам вернулся живым, — сказала старуха.
Когда князь услышал это, он удивился, пришел к старику и дал ему сто тысяч рублей.
Эти сто тысяч прокормили старика и старуху до самой смерти.

Появление мистера Бекбека

Английская легенда

Мистер У.Дж. Бекбек, так странно появившийся в этой истории перед мистером Г. У. Хиллом, рассказавшим об этом случае, был близким другом лорда Галифакса. Он был известным богословом и сторонником сближения с Русской Православной Церковью.

Мистер У.Дж. Бекбек из Стратон-Сторлесса в Норвиче – мой дорогой друг, к которому я испытываю большую симпатию и с которым у меня много общего. Около семи лет назад (1907), зимой, по одному случаю я написал мистеру Бекбеку важное письмо и отправил по его адресу в Стратон-Сторлесс. На следующий день я неважно себя чувствовал и не пошел на службу. Я сидел в своей комнате в доме номер девять на Блумфилд-Террас, когда без четверти четыре пополудни я увидел, как мимо окна прошел мистер Бекбек и направился к входной двери. Я сказал себе: «Надо же, я и не знал, что мистер Бекбек в Лондоне». Затем я приготовил для него стул, с минуты на минуту ожидая, что будет доложено о его приходе. Время шло, а он все не появлялся. И тогда, чтобы успеть к вечерней почте, я сел и написал мистеру Бекбеку записку, спрашивая, что он делал или о чем думал сегодня без четверти четыре. Он ответил, что в это время был на охоте и подумал, что должен вернуться, чтобы отправить мне письмо: ответ на одно важное послание, которое я написал днем ранее.
Мистер Бекбек – человек выдающейся наружности, которого невозможно с кем-то перепутать.

Я сегодня только в первый раз пришел

Сказка амхара (Эфиопия)

У одного человека был бык, у которого была плешь на загривке. Купил этот человек саблю и, войдя в дом, вынул ее из ножен и сказал в шутку:
— Взять бы и прирезать этой острой саблей плешивого!
А в это время в чулане находился дружок его жены, который был плешивым. Он решил, что эта угроза относится к нему.
Дрожа от страха, он вышел из чулана и говорит:
— Мой господин, я сегодня только в первый раз пришел. Прости меня за это! — И бросился к его ногам.
Так рассказывают.

Волк и лиса

Португальская сказка

Нашла как-то лисица на мусорной свалке сапоги. Сунула в них лапы и решила не снимать: уж больно грязно кругом! Повертелась она, повертелась вокруг мусорной свалки и, не найдя больше ничего стоящего, скрылась в лесу. Идет она по лесу, а навстречу ей волк.
— О, кума лиса, где это ты такие сапоги себе купила?
— Где купила? — переспросила хитрющая. — Да я вовсе не купила, я их сама сшила.
Удивился волк и спросил, дорого ли они ей стали. На что лисица не сморгнув ответила, что ушло на них три барана, две овцы и четыре ягненка. Ну, а для кума, должно быть, достаточно будет одного быка, четырех баранов, трех овец и пятерых, а то и шестерых ягнят. Услышав, сколько нужно товару, чтобы сделать себе сапоги, волк сказал:
— А, бог с ними. Больно дорого!
— Дорого?! Конечно, дорого! Так ведь дешевле-то не получится. Лапы-то, посмотри, какие у тебя большие. Ясно, и товару нужно больше.
Не мог не согласиться волк с доводами лисы.
— Права ты, — сказал он. — Вот соберусь с духом и доставлю тебе все необходимое, а то ведь разутым того и гляди лапу наколешь. А наколешь лапу — сиди голодный несколько дней. Это уж точно.
И принялся волк за дело и очень скоро приволок лисе все, что требовалось. Довольна осталась лиса: теперь еды надолго хватит и шкуркой своей можно не рисковать.
А волк, отдавая лисе товар, поинтересовался, скоро ли будут готовы сапоги. На что лисица ответила:
— Да дней через пятнадцать приходи. Спустя пятнадцать дней пришел волк за сапогами, но лисы дома не застал. Пришел на следующий день — и опять не застал. Потом еще два-три раза приходил, и все без толку — к закрытой двери. Тут понял волк, что провела его рыжая, и поклялся отомстить:
— Убью, только попадись!
И вот однажды столкнулся он с ней нос к носу на лесной дороге. Испугалась хитрая, а волк ей и говорит:
— Ну, треклятая, где мои сапоги? Приободрилась лиса и отвечает, да так нежно, как ни в чем не бывало:
— Не сердись, куманек, бычья кожа-то плохо поддается обработке, ее дубить нужно больше, чем какую другую.
Услышав это, волк еще больше уверился, что обманут, и сказал:
— Известно мне твоё лисье дубление. Вот что: пришел день расплаты — готовься!
Бросилась тут лиса бежать и как только увидела первую попавшуюся нору, юркнула в нее. А нора маленькая оказалась, хвост-то лисы снаружи остался.
Оторвал волк хвост у лисы и пообещал хитрюге:
— Теперь везде тебя найду. Не уйдешь. Меченая ты!
Сообразила тут лиса, что не миновать ей смерти, — без хвоста-то ее среди рыжих просто узнать. Побежала на холм, тявкнула громко два раза, как было принято, собрала своих товарок и говорит:
— Решила я вас обучить одному красивому танцу, что видела в той стране, откуда только что вернулась. Но, чтобы обучиться ему, вы должны связать все свои хвосты в один узел.
И вот, когда поставленное условие было выполнено, крикнула:
— Ой, подруги милые, спасайтесь кто как может. Охотники со сворой гончих идут! Как-нибудь в другой раз потанцуем.
Ну что тут говорить: бросились лисицы врассыпную и пооторвали себе хвосты. А хитрюге только того и нужно было.
Спустя какое-то время опять столкнулся волк с лисой на лесной дороге.
— А-а-а! Теперь не уйдешь!..
— Это ты мне, кум волк? — спросила лисица. — И что это я сделала такого, что ты так зол на меня? Я всего-то шесть месяцев как из дальних странствий вернулась!
— Э-э-э! Не проведешь. Запамятовала, рыжая, как я тебе хвост оторвал?
— Хвост оторвал? Да будет тебе, куманек, теперь мода такая бесхвостая. Хочешь, пойдем на холм, где собираются лисы, сам увидишь.
Поднялся волк на холм, и лисица с ним. Тявкнула она громко два раза. Собрались ее товарки. Все как одна бесхвостые! Тут понял волк, что ошибся: нашел виноватую без вины.

Об одном ландскнехте

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

В этом же войске несколько лет прослужил мой давний знакомый; он не видал своей жены около двух лет, тем не менее она родила ему ребенка.
Он обычно везде говорил, что у него плодовитая, плодоносная жена — она рожает ему детей даже в его отсутствие.

Вся суть Торы

Еврейская притча

Был такой случай:
Приходит некий иноверец к Шаммаю и говорит:
— Я приму вашу веру, если ты научишь меня всей Торе, пока я в силах буду стоять на одной ноге.
Рассердился Шаммай и, замахнувшись бывшим у него в руке локтемером, прогнал иноверца.
Пошел тот к Гиллелю. И Гиллель обратил его, сказав:
— “Не делай ближнему того, чего себе не желаешь”. В этом заключается вся суть Торы. Все остальное есть толкование. Иди и учись.

Лиса выдает любовников

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Старуха — торговка цветами рассказывала:
«Был в столице один дом, стоявший поблизости от заброшенного сада. В саду том издавна водилось множество лис.
Одна красавица, перелезая через невысокую стену, ходила туда на свидания со своим возлюбленным, юношей, жившим по соседству. Боясь, как бы люди не узнали об их связи, она вначале назвалась ему чужим именем, а потом, увидев, что он все больше привязывается к ней и уже не бросит, выдала себя за лису-оборотня из этого сада. Увлеченный ее красотой, юноша, конечно, не отверг красавицу.
Прошло уже много времени, как вдруг с крыши дома этой красавицы посыпалась черепица и послышалась брань:
— Я давно уже живу в этом саду, у меня там дети бегают, кирпичами бросаются, соседи жалуются, что их беспокоят, до развратных ли мне развлечений? Да как же ты посмела на меня клеветать?
И тут все узнали об этой истории.»
Вот уж поистине чудеса! Завлекая мужчин, лиса обычно выдает себя за женщину, а тут женщина выдала себя за лису.
В искусстве обольщения она оказалась посильнее лисы, но лиса-то оказалась куда добродетельнее!

Авва Стефан и старцы

Византийская легенда

Однажды трое старцев посетили уже пресвитера авву Стефана. Пока они рассуждали о пользе духовной, он молчал. Старцы и говорят ему: «Ты нам ничего не отвечаешь, отец, а мы ведь пришли к тебе ради поучения». Тогда он говорит им: «Простите мне — я не слышал, о чем у вас была речь. Однако скажу, что могу. Ни ночью, ни днем я не вижу ничего, кроме распятого на кресте господа нашего Иисуса Христа». Получив это поучение, старцы удалились.

Старуха и ее внук

Чукотская сказка

Говорят, жила одна старуха с внуком. Внук уже вырос, но был весь волдырями покрыт. А бабушка уже старая была.
Соседями у них были пять семей, и в каждой семье были сыновья.
И хотя было у юноши имя, все его Волдырем — Вапырканом звали.
Вапыркан всегда стадо один караулил. Очень был старательный. Но только всегда чесался, поэтому даже на лице волдыри были.
Вот раз дремлет он ночью на старом месте, где олени кормятся. Только стал засыпать, мышка к нему в рукав полезла. Стал юноша ворчать:
— Щекотно мне, а эта мышка все равно в рукав лезет. Ведь я могу и раздавить ее.
— Я ведь из жалости к тебе лезу, — отвечает ему мышь.
— Я и так весь чешусь, а еще ты тут!
— Будь терпеливым, — говорит мышка, — а я буду тебя тихонечко лечить. Ты только не двигайся.
Сказала и принялась за работу. Снимет корку с волдыря и полижет ранку. Снимет и полижет. Очень скоро все волдыри Вапыркана подсохли. А через два дня ни одного волдыря не осталось.
Вернулся он с пастбища домой, сказал бабушке:
— Ты уж старая стала, не сможешь скоро дом стеречь! Когда плохо тебе будет, никто воды не подаст. Пошла бы ты к соседям, посватала для меня невесту. Может, какая-нибудь девушка и согласится. У соседей ведь, кажется, много дочерей.
Пошла бабушка в первую ярангу. Там жило много девушек. И все, как одна, говорят:
— Фу, он у всех отвращение вызывает! Кому хочется за него замуж идти!
В других ярангах девушки то же самое сказали. Только в последней яранге одна девушке сказала отцу:
— Видно, придется мне выйти за него замуж. Где же мне хорошего мужа найти?
— Правильно, дочка, — ответил отец. — Не брезгуй таким человеком! Вапыркан работящий человек.
Пришел день забирать жену, говорит Вапыркан бабушке:
— Достань-ка мне и себе чистую одежду! Пора за женой идти!
Повез он бабушку на нарте к невесте. А без волдырей и в хорошей одежде Вапыркан настоящим красавцем стал. Повез невесту домой.
А девушки из соседних домов стали на невесту Вапыркана злиться. Говорят: «Ведь к первым он к нам сватался». Но уж ничего не сделаешь.
Женился Вапыркан. Стали они хорошо жить, да и детей нарожали.