Жизнь человека

Бразильская притча

Рассказывают, что однажды камень и бамбук сильно поспорили. Каждый из них хотел, чтобы жизнь человека была похожа на его собственную. И вот как они говорили.
Камень:
— Жизнь человека должна быть такой же, как моя. Тогда он будет жить вечно.
Бамбук:
— Нет, нет, жизнь человека должна быть такой, как моя. Я умираю, но сразу рождаюсь снова.
Камень:
— Нет, пусть лучше будет по-другому. Пусть лучше человек будет, как я. Я не склоняюсь ни под дуновеньем ветра, ни под струями дождя. Ни вода, ни тепло, ни холод не могут повредить мне. Моя жизнь бесконечна. Для меня нет ни боли, ни заботы. Такой должна быть жизнь человека.
Бамбук:
— Нет. Жизнь человека должна быть такой, как моя. Я умираю, это правда, но возрождаюсь в моих сыновьях. Разве это не так? Взгляни вокруг меня — повсюду мои сыновья. И у них тоже будут свои сыновья, и у всех будет кожа гладкая и белая.
На это камень не сумел ответить. Больше ему нечего было сказать, и он ушел мрачный. Бамбук победил в споре.
Вот почему жизнь человека похожа на жизнь бамбука.

Дельфины и пескарь

Басня Эзопа

Дельфины и акулы вели между собой войну, и вражда их была чем дальше, тем сильнее; как вдруг вынырнул к ним пескарь (это такая маленькая рыбешка) и стал пытаться их помирить. Но в ответ на это один дельфин сказал: «Нет, лучше мы, воюя, погибнем друг от друга, чем примем такого примирителя, как ты».
Так иные люди, ничего не стоящие, набивают себе цену в смутные времена.

Чудесная цапля

Кабардинская сказка

Жила на свете старушка. Была она очень бедной. Только и отрады у неё было — единственный сын Ахмёт, ласковый да добрый.
Решил Ахмет поискать своё счастье. Взял он с собою мать и пустился в дальний путь.
Идут они по степи и вдруг видят Цаплю, попавшую в капкан. Обрадовался Ахмет долгожданной добыче и достал из-за пояса нож. Но едва приблизился он к капкану, как заговорила Цапля человечьим голосом.
— Постой, юноша, — сказала она, — оттого что ты убьёшь меня, ты не спасёшься, а вот если освободишь меня, щедро награжу тебя.
Задумался Ахмет, а мать и говорит ему:
— Отпусти Цаплю. Может быть, и вправду поможет она нам!
Отпустил Ахмет Цаплю и спрашивает её:
— Скажи, как я найду тебя, если понадобится мне твоя помощь?
— Отпусти меня и смотри, куда я полечу. В той стороне и ищи, — ответила Цапля.
Ахмет так и сделал. Посмотрел он, куда полетела Цапля, и пошёл в ту сторону.
Долго ли он шёл, мало ли шёл — кто знает? — только сильно он устал, износились его чувяки, а глаза устали смотреть вперёд. Видит Ахмет — пастух пасёт огромное стадо коз. Подошёл Ахмет, поздоровался:
— Да умножатся твои козы!
— Да продлится жизнь твоя! — ответил пастух. — Добро пожаловать, будь гостем!
— Чьи это козы? — спросил Ахмет.
— Это козы Цапли.
— А где сама Цапля?
— Я не знаю, где она. Тебе это скажет чабан, который пасёт овец.
— А как найти этого чабана?
— Иди всё прямо да прямо и придёшь к нему.
Пошёл Ахмет дальше. Долго шёл, вконец измучился и увидел наконец огромные стада овец и около них чабана.
— Да умножатся твои отары! — поздоровался Ахмет.
— Да продлится твоя жизнь, — ответил чабан. — Добро пожаловать, будь гостем!
— Чьи это отары?
— Это отары Цапли.
— А где сама Цапля?
— А зачем она тебе понадобилась?
Рассказал Ахмет, как освободил Цаплю из капкана, как она обещала отблагодарить его.
— Раз такое дело, помогу тебе отыскать Цаплю. Иди в сторону восхода солнца и придёшь прямо к её дому. Ворота охраняют две огромные злые собаки. Поэтому ты возьми двух самых жирных овец. Когда подойдёшь к воротам, залают собаки и не будут пускать тебя, ты кинь им овец, а сам смело входи во двор.
— А что ты советуешь мне попросить у Цапли? — спросил Ахмет.
— Не бери у неё ничего, попроси скатерть-самобранку.
Снова пустился юноша в путь. Долго ли шёл, мало ли шёл — кто знает? — пришёл он ко двору Цапли.
Сделал Ахмет всё так, как сказал ему чабан, и вошёл во двор.
Цапля сразу узнала его и говорит:
— Проси, добрый человек, всё, что захочешь.
— Мне нужна только скатерть-самобранка, — ответил Ахмет.
— Она давно уже дожидается тебя, — ответила Цапля и отдала ему скатерть.
Поблагодарил Ахмет Цаплю и пошёл обратно. Известно, что обратный путь всегда короче. Скоро пришёл он к чабану и рассказал, как приняла его Цапля, какую скатерть подарила она ему.
— А что делать с этой скатертью, не знаю, — сказал Ахмет.
Взял чабан ту скатерть, развернул, не успел расстелить на земле, как вся скатерть оказалась уставленной вкусными яствами и напитками. Ахмет и чабан ели и пили сколько хотели, а скатерть всё полна едой.
Потом свернул Ахмет чудесную скатерть, вскочил на коня и поскакал домой.
Обрадовалась старушка, что сын вернулся живым и здоровым да ещё принёс такую чудесную скатерть. Зажили они припеваючи — сами ели вдоволь, щедро угощали гостей. Всегда были открыты ворота их дома для добрых людей.
По всему аулу пошла молва о чудесной скатерти, дошла она и до князя. И вот однажды ворвались в дом Ахмета слуги князя, связали его, а скатерть унесли.
Снова стали голодать Ахмет и его старая мать. Думал- думал он, что делать, и решил опять пойти к Цапле.
Снова пустился Ахмет в дальний и трудный путь. Приехал он к своему другу чабану и рассказал ему обо всём, что с ним случилось. Чабан посоветовал молодцу попросить у Цапли тыкву.
Приехал Ахмет к Цапле. Ласково встретила она гостя:
— Здравствуй, добрый человек! Будь моим гостем!
Спешился Ахмет, отдохнул в кунацкой. Подали ему угощение на маленьком трёхногом столике — ана. Не терпится Цапле узнать, какие дела привели к ней юношу. А по обычаю, нельзя у гостя спрашивать, надолго ли и по каким делам он прибыл, — пусть сам расскажет. Вот Ахмет и говорит:
— Попрошу тебя, Цапля, подари мне чудесную тыкву, коли не жалко!
Тыква была очень нужна Цапле. Но нельзя отказать гостю-спасителю. Взял Ахмет тыкву, поблагодарил хозяйку и поскакал обратно.
Подъезжает он к чабану.
— Я получил тыкву, — сказал он, — но не знаю, что с нею делать.
Взял чабан тыкву, положил её перед Ахметом и крикнул:
— Выходите!
Откуда ни возьмись, выбежали из тыквы стройные, как на подбор, джигиты, накинулись на Ахмета. Отбивается Ахмет, да разве справиться ему с такими храбрецами! Хорошо, что чабан приказал джигитам убраться в тыкву, не то несдобровать бы Ахмету. Насилу опомнился Ахмет, а чабан и говорит:
— С этой тыквой тебе никто не страшен.
Вернулся Ахмет в аул, но не пошёл в свой дом, пошёл прямо к князю.
Остановился он у порога и проговорил:
— Верни мне, князь, скатерть-самобранку!
Насмешливо посмотрел на него чванливый князь, а как увидел тыкву, затопал ногами, закричал:
— Эй, мои верные слуги, гоните прочь этого болвана!
Положил Ахмет перед князем тыкву и молвил только одно слово:
— Выходите!
Откуда ни возьмись, выбежали из тыквы стройные, как на подбор, джигиты и накинулись на князя. А тот не может понять, откуда взялись эти воины. Взмолился князь:
— Не бейте меня, я возвращу скатерть!
Ахмет приказал джигитам войти обратно в тыкву. А князь приказал слугам поднести Ахмету на золотом подносе скатерть и с почётом проводить его.
Вернулся Ахмет в свой дом и зажил лучше прежнего.

Лис и лошадь

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

У одного крестьянина была лошадь, которая служила ему верой и правдой, да состарилась и служить больше не могла, а потому хозяин не захотел ее больше кормить и сказал: «Ты мне, конечно, не можешь уж теперь ни на что годиться, однако я тебе зла не желаю, и если ты выкажешь себя еще настолько сильной, что приведешь сюда льва, так я тебя содержать готов; а теперь проваливай из моей конюшни», — и выгнал ее в поле.
Лошадь запечалилась и пошла к лесу, чтобы там поискать защиты от непогоды.
Тут повстречался с нею лис и сказал: «Чего ты так голову повесила да бродишь тут одинешенька?» — «Ах, — отвечала лошадь, — на свете так ведется, что скупость и верность не могут ужиться в одном доме: мой господин забыл, сколько я ему услуг оказывала в течение моей долгой службы, и вот из-за того, что я теперь не могу так же хорошо пахать, как прежде, он мне и корму давать не хочет и выгнал меня из стойла». — «Даже ничем и не утешил?» — спросил лис. «Плохое было утешение: он сказал, что если хватит у меня силы к нему льва привести, так он меня держать не прочь, да ведь он же знает, что я этого не могу сделать». — «Ну, так я же тебе берусь помочь, — сказал лис. — Ложись здесь, вытянись и не шевелись, словно бы мертвая».
Лошадь выполнила все, что ей лис приказал, а тот отправился к пещере льва недалеко оттуда и сказал: «Тут неподалеку лежит дохлая лошадь, пойдем-ка вместе — тебе там есть чем полакомиться».
Лев пошел с ним, и когда они подошли к лошади, лис стал говорить льву: «Здесь тебе кушать ее не так удобно будет… Знаешь ли что? Я привяжу ее к тебе за хвост, так ты полегоньку и стащишь ее в свою пещеру и преспокойно там уберешь».
Льву совет понравился; он и дал к себе привязать лошадь. А лис крепко-накрепко связал льву задние ноги хвостом лошади, так что их никак и отцепить было невозможно.
Закончив это дело, лис похлопал лошадь по загривку и сказал: «Ну, тащи. Саврасый, тащи!»
Тут лошадь разом вскочила на ноги и поволокла за собою льва. Лев стал рычать так, что птицы изо всего леса улетели, но лошадь, не обращая на это внимания, тащила да тащила его через поле к дому своего господина.
Увидев это, хозяин и одумался, и сказал лошади: «Оставайся у меня», — и кормил ее сытно до самой смерти.

Это я, если будет богу угодно

Турецкий анекдот

Беседуя ночью с женой, Ходжа Насреддин сказал: «Если завтра утром будет дождь, я пойду за дровами, а не будет дождя — буду пахать». — «Прибавь: если богу будет угодно», — заметила жена. А Ходжа, по человечеству, сказал: «Ну что там! Либо этак, либо так, без работы не буду, что-нибудь да уж сделаю». Когда утром вышел он за город, ему повстречались сипахи. «Эй ты, дяденька, — закричали они ему, — поди сюда! Как проехать туда-то?» — «Не знаю»,— беззаботно сказал Ходжа. А грубые сипахи, не дав Ходже опомниться, ударили его несколько раз. «Ах ты такой-сякой, — заметили они, — марш вперед, веди нас!» — и погнали его вперед. Под дождем, в грязи, Ходжа довел их до города. А сам в полночь, избитый, усталый, полуживой, подошел к своему дому и начал стучать: «Кто там?» — спросила жена. «Открой, жена, это я, если богу будет угодно»,— пробормотал Ходжа.

Так я и знала!

Бирманская сказка

Когда-то в одной деревне жили муж с женой. Мужа звали Коу Toy, а жену — Me Тхин. Они были крестьянами и работали на своем поле.
У Me Тхин была такая привычка: кто бы ни начинал что-нибудь говорить, она делала вид, что уже давно все знает, и всегда заявляла: «Ну конечно! Так я и знала!» Бывало, Коу Toy возвращается домой с поля или из деревни и по дороге узнает что-нибудь интересное. Но лишь только откроет рот, чтобы рассказать, как Me Тхин тут же перебивает: «Ну конечно! Так я и знала!»
Коу Toy поначалу решил: «Ну и умная у меня жена! Наперед все знает!» Но вот как-то раз замыслил он проверить свою жену. Дай-ка, думает, посмотрю, действительно ли моя Me Тхин все знает, когда говорит «так я и знала!». С этой мыслью он оставил в поле свою соху и пару волов, а сам пошел домой.
Когда Me Тхин увидела, что муж возвращается с поля как никогда рано, она выбежала ему навстречу, крича по своему обыкновению:
— Так я и знала, что Коу Toy сегодня рано домой придет! А где же волы и соха?
Вот тут-то и решил Коу Toy проверить жену.
— Несчастье, Me Тхин! — повел он хитрую речь. — Даже говорить не хочется! Ты знаешь — ведь только что волы вместе с сохой улетели на небо.
Me Тхин и тут не удержалась:
— Ну, так я и знала! Я уж давно примечаю: соха у нас будто из какого-то особенного дерева, а шкура у волов как бы красноватая с золотом. Рога у них торчком, копыта широко расставлены.
Вот тут Коу Toy и понял, какова на самом деле его жена. Рассердился он и крикнул ей:
— Эй, Me Тхин! Ты хоть бы подумала сперва! Неужто волы и соха могут вот этак просто на небо улететь?! — И ну колотить жену. Колотит, a Me Тхин все равно свое кричит:
— Вот так я и знала, что ты меня за это поколотишь! Так я и знала!

Солнце, Месяц и Ворон Воронович

Русская сказка

Жил-был старик да старуха, у них было три дочери. Старик пошел в амбар крупку брать; взял крупку, понес домой, а на мешке-то была дырка; крупа-то в нее сыплется да сыплется. Пришел домой. Старуха спрашивает: «Где крупка?» — а крупка вся высыпалась. Пошел старик собирать и говорит: «Кабы Солнышко обогрело, кабы Месяц осветил, кабы Ворон Воронович пособил мне крупку собрать: за Солнышко бы отдал старшую дочь, за Месяца — среднюю, а за Ворона Вороновича — младшую!» Стал старик собирать — Солнце обогрело, Месяц осветил, а Ворон Воронович пособил крупку собрать. Пришел старик домой, сказал старшей дочери: «Оденься хорошенько да выйди на крылечко». Она оделась, вышла на крылечко; Солнце и утащило ее. Средней дочери также велел одеться хорошенько и выйти на крылечко. Она оделась и вышла; Месяц схватил и утащил вторую дочь. И меньшой дочери сказал: «Оденься хорошенько да выйди на крылечко». Она оделась и вышла на крылечко; Ворон Воронович схватил ее и унес.
Старик и говорит: «Идти разве в гости к зятю». Пошел к Солнышку; вот и пришел. Солнышко говорит: «Чем тебя потчевать?» — «Я ничего не хочу». Солнышко сказало жене, чтоб настряпала оладьев. Вот жена настряпала. Солнышко уселось среди полу, жена поставила на него сковороду — и оладьи сжарились. Накормили старика. Пришел старик домой, приказал старухе состряпать оладьев; сам сел на пол и велит ставить на себя сковороду с оладьями. «Чего на тебе испекутся!» — говорит старуха. «Ничего, — говорит, — ставь, испекутся». Она и поставила; сколько оладьи ни стояли, ничего не испеклись, только прокисли. Нечего делать, поставила старуха сковородку в печь, испеклися оладьи, наелся старик.
На другой день старик пошел в гости к другому зятю, к Месяцу. Пришел. Месяц говорит: «Чем тебя потчевать?» — «Я, — отвечает старик, — ничего не хочу». Месяц затопил про него баню. Старик говорит: «Тёмно, быват, в бане-то будет!» А Месяц ему: «Нет, светло; ступай». Пошел старик в баню, а Месяц запихал перстик свой в дырочку и оттого в бане светло-светло стало. Выпарился старик, пришел домой и велит старухе топить баню ночью. Старуха истопила; он и посылает ее туда париться. Старуха говорит: «Тёмно париться-то!» — «Ступай, светло будет!» Пошла старуха, а старик видел-то, как светил ему Месяц, и сам туда ж — взял прорубил дыру в бане и запихал в нее свой перст. А в бане свету нисколько нет! Старуха знай кричит ему: «Тёмно!» Делать нечего, пошла она, принесла лучины с огнем и выпарилась.
На третий день старик пошел к Ворону Вороновичу. Пришел. «Чем тебя потчевать-то?» — спрашивает Ворон Воронович. «Я, — говорит старик, — ничего не хочу». — «Ну, пойдем хоть спать на седала». Ворон поставил лестницу и полез со стариком. Ворон Воронович посадил его под крыло. Как старик заснул, они оба упали и убились.

Колодец в области Дамаска

Арабская легенда из «Чудес мира»

В области Дамаска есть колодец. Называют его фаввара. Там берет начало река. В течение одного года она течет, четыре следующих года воды в ней не бывает. В той местности вырыты водоемы, в них собирается вода. В течение четырех лет, когда воды в реке нет, воду для питья и для других дел берут из водоемов. Когда четыре года пройдут, река снова течет. Причина того никому не известна вообще.

Юный Энгель

Датская баллада

Пригож был юный Энгель,
Отважен был и смел.
Девицу знатную он полюбил
И увезти сумел.
Неужто все не брезжит день?

Девицу звали Мальфред,
Но хоть богат ее дом,
Не в нем она брачную ночь провела,
А в ельнике густом.

Однажды юный Энгель
Проснулся ночью от сна.
Заговорил он с Мальфред,
И вмиг проснулась она.

«Мне серый волк приснился,
Он в темном лесу лежал.
Мое обнаженное сердце
Он в пасти своей держал».

«Недобрый сон ты увидел.
Должно быть, вещим он был,
Ведь ты меня похитил
И никого не спросил».

Далее

Бросить кирпич, чтобы заполучить яшму

Китайская легенда из «Тридцати шести стратагем»

Обменять одну вещь
На другую, того же рода,
Но разной ценности,
И получить большую выгоду.

Толкование:
Способов совершить выгодный обмен существует великое множество, но лучший из них — выдать поддельное за подлинное, придав ему тот же вид и так возбудив в людях желание обладать этим.
Заманивать неприятеля взмахами флагов, боем боевых барабанов и гонгов — значит выдавать поддельное за подлинное.
Завлекать неприятеля, выставляя против него старых и малых или оставляя ему свои запасы продовольствия — значит обменивать то, что ценится дешево, на то, что ценится дорого.

В конце эпохи Борющихся царств правитель государства Цинь задумал напасть на царство Ци, но опасался союза Ци с царством Чу. Тогда он послал своего советника Чжан И в Чу с предложением передать чусцам большую территорию в обмен на военный союз с Цинь. Правитель Чу поверил Чжан И. Он пообещал не нападать на Ци. В результате союзнические отношения между Ци и Чу прервались. Однако правитель Цинь вовсе не спешил выполнять свое обещание. В ответ на требования чуского царя передать ему обещанную область Чжан И ответил, что имел в виду лишь крохотный удел, которым он владел сам. В гневе царь Чу пошел войной на Цинь, но потерпел поражение. С тех пор Чу растеряло всех своих союзников.
В этой истории «кирпичом» было лживое обещание дара, а «яшмой» — изоляция Чу, которая привела к резкому усилению Цинь.

Рассказывают, что когда поэт эпохи Тан Чжао Гу приехал в город Сучжоу, местный поэт Чан Цзянь решил выманить у него несколько стихотворных строк. Предвидя, что Чжао Гу посетит сучжоуский храм Линъяньсы — одну из самых знаменитых достопримечательностей города, — он начертал на скале перед храмом два стиха, составленных намеренно неуклюже. Когда Чжао Гу посетил храм, он действительно был весьма смущен столь неискусными надписями и добавил к ним еще по две строки. В результате получились очень изящные стихи. Поступок Чан Цзяня остался в народной памяти как классический образец применения стратагемы «Бросить кирпич, чтобы заполучить яшму».

Примечание: этот рассказ едва ли соответствует действительности, поскольку Чжао Гу жил на сто лет позже Чан Цзяня.

У китайского поэта-мусульманина Гуань Юньши (XIV в.) есть стихотворение о влюбленной паре, в котором имеются такие слова:
«Я вижу, что он все время глядит на меня.
Это мне очень приятно.
Я бросаю ему кирпич, чтобы получить яшму.
Из его печали я хочу получить свое счастье…»

В эпоху правления династии Тан жил дзэн-буддийский наставник по имени Цуншэнь. Однажды он собрал всех своих послушников и обратился к ним с такими словами:
«Сегодня я отвечу на ваши вопросы. Кто проник глубже всех в истину Будды, пусть выйдет вперед».
Только один молодой послушник, который очень высоко ценил свои скромные познания, вышел вперед и поклонился. Цуншэнь улыбнулся и сказал:
«Я-то думал, что бросаю кирпич, чтобы получить яшму, а на самом деле получаю только необожженный кирпич!»